←  Юмор

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Микропроза

Фотография Новобранец Новобранец 03.06 2020

Предлагаю в этой теме публиковать небольшие рассказы малоизвестных авторов.

 

Офицер ракетных войск

 

— А вот папа Андрюши Мохова — офицер ракетных войск! И дедушка у него тоже бывший офицер! — Зямочка был безутешен — А мне что написать в сочинении? Мой дедушка портной?
— Я что–то не понимаю, что это шейгец хочет мне сказать? Что офицер это лучше хорошего портного? — возмущенно встал с кресла дедушка — Он мне таки это хочет сказать своим собственным ртом?
— Нёма, успокойся, он пошутил! Он ребёнок! — запричитала бабушка, стараясь вывести внука из комнаты.
— Нет, подожди! — дедушка был неумолим — Циля, или ты подождешь, или я не знаю что! Иди сюда, Зямочка, иди сюда, маленький поц, я сейчас разложу тебе за жизнь, чтоб ты понял и больше не делал из себя убитую чайку!
— А что я такого сказал? — Зямочка явно понимал, что сболтнул что–то лишнее, но по–хитрому включил дурака.
— Слушай сюда, цорес мамин, не делай мне из головы глобус! Сядь на тухес и дёргайся, я тебе расскажу кое–что, чтоб у тебя больше не было вопросов за смысл жизни.
— Таки у меня и так нет вопросов! — сопротивлялся Зямочка, но всё же сел на край стула.
— Нёма, я тебя прошу, это же ребёнок! — напомнила бабушка их дверного проёма.
— Циля, ты мне тут будешь сверлить последний нерв или дашь поговорить с внуком? Мы, между прочим родственники!
— Не ори на меня, Нёма! — бабушка выдвинула последний аргумент.
— Значит так, Зяма — начал дедушка — Скажи мне, деточка, что умеет делать военный, особенно, когда он военный в ракетных войсках?
— В смысле? Что вы имеете в виду, дедушка?
— То, что ты еврей я уже знаю, потому, что ты мой внук, Зяма, поэтому не надо мне это доказывать лишний раз. Оставь свой вопрос на вопрос и отвечай!
— Ну, наверное ракеты запускает... — неуверенно начал Зямочка.
— А что еще?
— Ну, откуда я знаю? Умеет ножики в цель бросать, на параде красиво маршировать...
— А что еще, Зяма, что еще?
— Я не знаю...
— А знаешь, Зяма, почему не знаешь?
— Почему, дедушка?
— Потому, Зяма, что больше ничего! А что умеет портной?
— Шить...
— Вот, Зяма, шить! И я что–то не припомню, чтобы я пришел к дедушке твоего Мохова и попросил запустить ракету или красиво промаршировать по центральной площади! А вот он, как раз, как минимум раз в полгода приходит ко мне за новыми брюками! И таки знаешь, что он меня очень сильно благодарит, когда натягивает на свой тухес шикарные брюки из прекрасной шерсти!
— Дедушка, а если война?
— Типун тебе на язык, шлемазл. Если война, то ракеты, конечно, будут нужны. Но ты разве думаешь, что Мхов будет запускать их с голой задницей? Ему все равно нужны будут брюки! Всё, иди писать сочинение, оболтус! И помни, что хорошего портного найти намного труднее, чем того, кто умеет красиво ходить!
— Зямочка, иди кушать! Я налила тебе супчик! — раздался бабушкин крик из кухни...

© Александр Гутин

Ответить

Фотография Бобровский Бобровский 07.06 2020

Спасибо, посмеялся. С голой задницей точно ракету не запустишь.

Ответить

Фотография stan4420 stan4420 08.06 2020

С голой задницей точно ракету не запустишь.

на точность попадания пальцем в красную кнопку наличие штанов не влияет!

)

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 09.06 2020

Сочинение.

 

Наверное, начать нужно так: «Июнь случился суетным и странным»…

Света от мерцающих свечей было недостаточно, а из масляной плошки учителя время от времени вылетали чадящие загогулины и коварно опускались на середину листа, размазываясь при малейшем прикосновении. Кроме того, сентябри в Пьене уже с заморозками, а в каменном подвале семестриума и в самый–то зной–то было не жарко. Тем не менее, камин для студиозусов никто разжигать не стал, поэтому очень мерзли пальцы. Особенно указательный и средний, ногти на которых были сгрызены мною до мяса. Дурная привычка.

Но гусиные перья были заточены остро, чернильницы полны, а пан директор уже дважды перевернул часы…

***

…Когда староста трагичным голосом уведомил сход, что, по его сведениям, девственниц больше нет, мне пришлось поднять руку и предложить свою кандидатуру. А что такого–то?! В деревне тоскливо. Подростков, кроме меня — никого. А так хоть какое–то развлечение.

Все О–О–ОЧЕНЬ удивились, особенно мама, но язык у меня был подвешен в нее, а упрямство досталась от отца, кроме того, других вариантов все равно не было, поэтому собрание быстро согласилось на предложение и меня собрали в дорогу.

…Драконы нашу деревню взяли в оборот уже давно. Во всяком случае, дед рассказывал, что молодых девиц отправляли в пещеру еще во времена его молодости. Если верить слухам, драконов было четыре: красный, зеленый, желтый и синий. Хотя, судя по тому, что в пещере всегда находился лишь один из них, мне лично думалось, что это один и тот же экземпляр, только по сезону сменивший шкуру. Или что там у них?! Чешую…

В паре километров от скалы Безумца кузнец Вихор тпрукнул лошадь, сгрузил меня и побыстрее укатил. Смельчак. Рост под два метра, силищи, как у быка, а лягушек боится и, вот, удрапал, как оглашенный…

Тропа вела между скал вверх, а на редких кустах среди валунов были навязаны бывшие когда–то разноцветными ленточки. Так прежние жертвы прощались с этой жизнью… Некоторые, похоже, вообще не спешили, что не ветка, то развевающийся тряпичный пучок.

Платье на мне сидело странно и неудобно. Еще бы. Под тканью было спрятано кресало, кинжал, небольшой бурдюк с водой, счастливая подкова, кусок овечьего сыра и кое что по мелочи. Да, оптимизма мне было не занимать.

У входа в огромную каменную дыру захотелось привычно постучать в дверь, но ничего похожего не было, поэтому пришлось просто крикнуть.

— Эй! Я тут!

В глубине пещеры что–то долго скребло, вздыхало, шелестело, а затем из темноты на уровне моих глаз медленно проявились две черные точки. Какие пустые и бессмысленные зенки! Фу! Нелепость и разочарование… Осознание того, что это всего лишь ноздри пришло лишь спустя миг, когда дракон сделал следующий шаг. Глаза оказались ярко–зелеными с болотным отливом. Если бы не кожистые мешки по кругу, можно было бы даже залюбоваться.

— Что–то ты рано, — недовольно пророкотал дракон и фыркнул так, что из ноздрей сыпанули искры.

— А чего ждать то?!

— Ну–ка, сними платок! Рыжая! Так я и думал. У рыжих вообще страха нет. Наглые…

Дракон еще мгновение попялился на меня и упятился в темноту.

— Заходи, чего встала?! Тебя как звать — то?!

— А это важно?! Все равно же сейчас сожрешь?!

Эхо в пещере было огромным, как луна в моих снах. Оно разрасталось во все стороны, а затем дробилось на тысячу мелких эшат.

— Да, в принципе, не важно…

— Так сожрешь?! Или что ты там с девственницами делаешь?

Ножны холодили ногу и придавали уверенности.

— Все узнаешь со временем…

— Ладно. А тебя как зовут?!

— Меня зовут Лето, — дракон опомнился и закрыл глаза, — Так. Помолчи–ка минуту! Сначала — ритуальные вопросы.

— Я ж не на работу устраиваться…

— По–мол–чиии!!!!

Дракон взревел так, что меня качнуло, а рыжая шевелюра пришла в полный беспорядок.

— Ну ладно…

Лето стянул с полки огромный фолиант и раскрыл его где–то на середине.

— Итак. Сколько тебе полных лет?!

— Тринадцать.

— Были ли у тебя уже менструации?

— Что?! А! Нет, пока не случалось. И, думаю, не случится…

— Почему?!

— Так сколько мне жить осталось?!

— А, ну да! Дальше… Ты девственница?!

— В смысле, были ли у меня мужчины? Нет! Никогда! И не будет!

— Да понял я уже…

— Слушай, а почему тебе нужна именно девственница?! Неужели толстая, страшная, но целомудренная лучше, чем опытная красавица.

— Ну, во–первых, если девица – девственница, значит, она не рожала, и ко мне спустя какое–то время не придет ее кучерявый потомок, чтобы мстить за родительницу или, что еще хуже, требовать часть наследства.

— Угу. Это логично. А во–вторых?

— А во–вторых, это какая–то трансформационная химия.

— Что?!

— Так! Мне надоело! Проглоти язык и послушай. Ты должна меня поцеловать…

— По…что?! И ты превратишься в сказочного принца?!

— Ну, почти.

— А в кого?!

— Я же говорю… Это какая–то химия. Я трансформируюсь в того, о ком девственница мечтала и кого она всю жизнь ждала…

— Ух ты. А дальше что?!

— Ну… Дальше это…

— Что это?!

— Что Что!!! Физиологическое воссоединение! Очень приятная штука.

— Ага. А потом ты на девственнице женишься?!

— Ты что дура?! Раскатала губу. Убиваю, конечно! – дракон мотнул головищей в дальний в угол.
Действительно, там виднелась куча костей и ветхого тряпья.
— Живая девст… то есть, теперь уже, конечно, не девственница, энергию трансформации из меня за неделю назад высосет. Негативное обращение – это болезненно и противно. А так – почти на три месяца хватает.

— И что ты эти три месяца делаешь?

— Живу в мире, где меня никто не боится, понемножку зарабатываю на пенсию…

Дракон непроизвольно скосил глаза вправо, видимо богатство хранилось где–то там.

— Понятно! А что…

— Стоп! Хватит! Все! Целуй давай!

— А если я откажусь?!

— Обернись. Что ты видишь?!

Стены позади меня были черными и блестящими.

— Э–э–э–э?!

— Сожгу к чертям. Сначала тебя, а потом всю деревню за некачественный товар. Ты ведь из Зопаны, так?!

— Ну, деревню то не сильно и жалко. А себя и родителей – да… Ладно, куда целовать?!

— Сюда, — Дракон ткнул когтем где–то между ноздрей.

***

— Иго–го! Фррр! Ииии!!! – красавец–конь крутился на месте, но вырваться у него шансов не было. Укрощать жеребцов отец начал меня учить, когда мне не было еще и пяти. А сорвать с платья пояс и превратить его в поводья – минутное дело. Хотя, конечно, не ожидал я от себя таких фантазий… Вернее, не таких фантазий я от себя ожидал.

— Хватит ржать! – сказал я, — Давай знакомиться, Лето! Звать меня Джон Фэт и я – единственный сын своих родителей!

Конь затанцевал, перебирая копытами.

— Похоже, девственник тебя до этого не целовал, да?! Ну да, кому хватит дурости… Убить меня ты не сможешь. А вот я тебя немножко подрезать – вполне…

На этих словах я достал из–под платья кинжал и немножко резанул трансформированную рептилию по шее. От боли и запаха собственной крови конь дернулся.

— Сейчас я возьму у тебя кошель золотых, чуть–чуть, чтобы хватило мне на жилье и поступление в семинариум, и мы с тобой поскачем в Пьен. Знаешь Пьен?! Есть там одна типография. Так вот, если через неделю, или через три месяца, или через год… я узнаю, что с моими Зопанами что–то случилось, я растиражирую историю о твоих трансформациях в таких объемах, что ты потом устанешь превращаться во что попало, ящерица! Я доходчиво объясняю?!

Жеребец кивнул головой и встал смирно.

***

Когда директор в третий раз перевернул часы, я взял в руку перо, подтянул к себе пергамент и аккуратно вывел: «Сочинение. Как я провел Лето».


Красная кнопка.

 

— Заходим, — сказал милиционер, — руки за спину.
— Так это же туалетная! – воскликнул Рабинович, увидев, стоящую посреди торжественно убранного зала, голубую пластмассовую кабинку.
— А где я тебе другие возьму – сказал дежурный милиционер. — Да ты не бойся, там все внутри чистое. Уборку делали и дезинфекцию.
— А избирательный бюллетень? – спросил Рабинович.
— Отменяется, — сказал милиционер. — Сейчас все голосование электронное. Если будут вопросы, позовешь, я помогу. И еще, изнутри не закрываться.
— Это еще почему, — возмутился Рабинович, — в конце концов, голосование тайное.
Милиционер посмотрел на Рабиновича внимательно и сказал:
— Изнутри не закрываться. А вдруг тебе плохо станет.
— Почему вы думаете, что мне станет плохо? — испуганно спросил Рабинович.
— Будешь много трындеть, станет, — сказал милиционер уверенно.
В кабине пахло дезинфекцией, но вместо зловещей дыры, которой Рабинович с детства боялся, но в которую его всегда тянуло посмотреть, стояло устройство с большим тачскрином. Когда Рабинович закрыл за собой дверцу кабины, скрин загорелся и на нем появилась надпись:
«Выберите язык голосования» Под надписью проявились четыре кнопки:
«русский», «белорусский», «польский», «идиш».
Рабинович нажал кнопку «идиш».
Появилась надпись: «Подумайте хорошо, прежде чем выбрать язык голосования»
Рабинович упрямо нажал кнопку «идиш»
Появилась надпись «Выберите правильный язык голосования».
После того, как Рабинович нажал кнопку "идиш" в третий раз, открылась дверь, просунулась голова милиционера и сказала:
— Ты это, кончай баловаться, нажми какую нужно.
— А какую нужно? – запальчиво спросил Рабинович.
— А то ты не знаешь, — сказал милиционер, просунул руку и нажал кнопку «русский»
Экран сменился и появилось изображение клавиш.
— Что теперь? – спросил Рабинович.
— Сыграй на пианино, — сказал милиционер.
— Как?
— Сколько тебе лет? – спросил милиционер. — Ты что маленький, ни разу не играл на пианино.
— Играл, когда–то, — сказал Рабинович, — но это было давно, я уже все позабыл.
— Положи пальцы правой руки на экран, оно само сыграет.
— Для чего это нужно? – спросил Рабинович.
— Для идентификации, — уже раздраженно сказал милиционер. – А хуля ты столько вопросов задаешь.
— Послушайте, что вообще происходит, я пришел сюда для свободного волеизъявления...
— Вот только не надо этой ебли мозгов, — оборвал его милиционер. — Волеизъявление, кровоизлияние. Давай, заканчивай скорей и иди в буфет, там тебя покормят. День тебе стопроцентно оплачивают, чего ты еще хочешь.
— Я не буду голосовать, пока вы не закроете дверь с той стороны, — сказал Рабинович.
— Хорошо, — сказал милиционер, — даю тебе еще пять минут, — и захлопнул дверь.
После пианино на мониторе появилось изображение герба республики и синтетический голос сказал:
«Гражданин Рабинович, сегодня ты совершаешь ответственный выбор. Сегодня ты определяешь свое будущее и будущее своих детей на ближайшие сорок лет. Прежде, чем нажать на кнопку, прочитай ответы на наиболее часто задаваемые вопросы.»
1. Вопрос: Почему я?
Ответ: Если не ты, то кот.
2. Кто такие новые русские?
Ответ: Хорошо забытые старые.
3. Почему сорок лет?
Ответ: Пока не умрет последний, рожденный в рабстве.
Внизу появилось изображение трех кнопок.
На одной кнопке было написано «ворюга» на второй «кровопийца» На третьей — красной написано ничего не было.
— Ну, что там? – спросил из–за двери милиционер.
— Я не могу принять решение, — сказал Рабинович.
— Давай, давай, — сказал милиционер, — у тебя свобода выбора. Жми любую, какая тебе, хуй, разница.
— А если красную? – спросил Рабинович.
— Красную не трогай, — сказал мент. – Красная для внутреннего пользования.
— Я хочу знать, что такое красная кнопка! – воскликнул Рабинович.
— Вызов пожарной, — сказал милиционер.

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 10.08 2020




 
Дверной звонок долбил и долбил по голове. Энди с трудом приоткрыл один глаз. М–да, — не стоило так вчера надираться, но поганое настроение после неудачного свидания побудило его к забегу по окрестным барам. Энди кряхтя поднялся, накинул халат и приоткрыл входную дверь. На крыльце стояли два копа.

— Мистер Адамс?
— Да. А что случилось?
— На вас поступила жалоба от миз Стависки. Вы позволите войти?

Миз Стависки была та самая сука, которая обломала ему вчерашний вечер.

— В чем дело? Я никоим образом не посягнул...
— Не беспокойтесь, — доброжелательно сказал коп. — Если бы речь шла о харрасменте, вас бы уже разбудил спецназ. Миз Стависки обратилась к нам всего лишь с жалобой на абьюз первой степени, — это административный вопрос, и мы хотели бы прояснить некоторые подробности.
— А ордер?
— Мистер Адамс, вы же наверняка знакомы с практикой дел по абьюзу. Если мы вернемся с ордером, дело может выйти за рамки административного.

Энди вздохнул, посторонился и впустил копов в холл.

— Мистер Адамс, как нам сообщила миз Стависки, вы вчера отказали ей в половой близости.
— Да. Она пришла на свидание и оказалась совершенно не в моем вкусе.
— Это лукизм. Согласно Биллю о правах, миз Стависки имеет право на стремление к счастью. У вас есть возможность окончить дело примирением сторон, если вы пойдете ей навстречу, — либо окружному судье будут переданы административные материалы по статье об абьюзе первой степени.
— Погодите, вы не поняли. На фотографиях, которые она опубликовала в Интернете, была голубоглазая двадцатилетняя блондинка, а на свидание пришла сорокалетняя афроамериканка.
— Расизм?.. — ноздри офицера вдруг хищно раздулись.

Из головы Энди мигом вышибло малейшие остатки вчерашнего хмеля.

— Что вы, что вы? Я могу привести десяток свидетелей, которые под присягой подтвердят в суде, что я предыдущие два года встречался с афроамериканкой, и мы расстались с ней совсем недавно. Я не расист! Просто она оказалась совсем не в моем вкусе и вдвое старше, чем я ожидал.
— Лукизм и эйджизм, абьюз первой степени, — так же внезапно успокоился офицер. — Вам нечего опасаться. Если вы не сумеете достигнуть примирения сторон, все обойдется административным штрафом. Но послушайте, зачем вам это надо? Она довольно милая особа и имеет свои права. Чем она могла вам не понравиться?
— Мне всю жизнь нравились худенькие девушки, а в ней все двести фунтов веса.
— Фэтшейминг, — с огорчением в голосе констатировал коп. — Боюсь, вы осложняете свою ситуацию. Почему бы вам, все же, не пойти ей навстречу?
— Поймите, — максимально проникновенным голосом сказал Энди, — мне с ней даже не о чем разговаривать, не то что трахаться. Я пытался поддержать с ней беседу о предстоящих выборах, о биржевых котировках и даже, черт побери, о поэзии Шекспира, — но она только смотрела на меня как баран на новые ворота.
— Да, — офицер что–то черкнул в своем блокноте, — миз Стависки относится к альтернативно одаренным представителям нашего общества, и эти темы вряд ли нашли бы ее понимание. Кстати, она уже обвинила вас в газлайтинге, — теперь я вижу, что эти обвинения не лишены оснований. Боюсь, вам придется проехать с нами в участок, чтобы дать объяснения.

Энди, еще не до конца пришедший в себя, на какое–то мгновение потерял контроль над собой.

— Послушайте, — закричал он, — она же транс! Еще до операции! У нее есть мошонка и пенис!.. — и тут он осекся при виде направленного на него тазера.

— Трансфобия и гомофобия, — констатировал офицер. — Боюсь, вы плохо представляете, в какую скверную ситуацию попали, — это уже тяжкое уголовное преступление. Пожалуйста, держите свои руки на виду и не делайте резких движений. Вынужден вас задержать.

Второй коп нажал на тангенту и забормотал в микрофон:

— Требуется подкрепление на Ривер–стрит, 18. У нас абьюз третьей степени с отягчающими обстоятельствами, возможно вооруженное сопротивление.

Вторую руку он при этом держал на рукояти револьвера. Энди еще подумал, — почему эти копы до сих пор так любят револьверы в эпоху автоматических "Глоков"? В самые критические моменты вечно лезет в голову всякая хрень.

— Вы имеете право на адвоката, на один телефонный звонок, всякое уже сказанное вами слово будет обращено против вас в суде, — монотонно сказал офицер. На его лацкане поблескивал маленький черный глазок видеорегистратора.

И на запястьях Энди защелкнулись стальные браслеты...

© Александр Милицкий
Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 14.02 2021

В лето 6430 Иде Венеполк на пчелы и изгнали его пчелы и не дали дани. И поиде к Христофору Робиничу и реша медведь «леса наши велики и обильны. А оружие у меня нет». И даше ему Христофор пря лазоревы и ружие. И поидоста на пчелы, творяся будто туча великая. И пчелы им веры не даша и затвориша ся во граде и возвратиста.

 В то же лето ходил Венеполк ко Кролику и обложил его данями тяжкими, медами и хлебами. И мысля себе «поищу ещё дани». И поиде в свой град и възратися , желая большаго ядения. И собрал дань многу, яко не вылезти ему из града и седел под градом с неделю. И возмя дань, поиде въ свои град.

 В то же лето на зиму приходили буки первое на лес. И ходил по них Венеполк с воеводой совим Полугривенком, от рода поросяча, а дед его был Поитинавы, муж смыслен и храбр.

Полностью.

Ответить

Фотография Новобранец Новобранец 04.05 2021

«В поисках винтовки» по-американски
 
 
26 июля '17

Создание винтовки – основного оружия для пехотинца – всегда было сложной задачей. Даже в крупнейшей промышленной державе мира с этим возникали немалые проблемы, и зачастую происходящее в процессе принятия на вооружение новых образцов служило иллюстрацией фразы: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Попробуем разобраться с историей американской военной винтовки, и начнём со знаменитого «Гаранда».

В качестве предисловия

«Армия США, приблизительно 20-е годы прошлого века: «Большинство технически продвинутых армий мира переходят на калибр 6,5–7 мм. И довольно успешно. Господин Гаранд, сконструируйте и нам что-нибудь такое».

Гаранд: «А как насчёт самозарядной винтовки калибра .276 Педерсен? Удобная для стрельбы, надёжная и эффективная».

Пехотные офицеры: «Мы хотим быть конструкторами! Послушайте-ка наши идеи!»

МакАртур: «Я решил, что, так как у нас осталось ещё много 7,62-мм, новая винтовка должна быть 7,62-мм. То, что мы меняемся, совершенно не значит, что мы должны… меняться».

Армия: «Эта винтовка не выдерживает полноценный 7,62! Убавь заряд патрона 7,62, мы назовём его М2. И, кстати, обойма, которую Манлихер придумал в 1880-х, прикольная. Модифицируй её для нас. Чтоб как у Каркано было».

Солдат: «О, черт! М1 отбивает большой палец! Отличная винтовка, но кусается! И да, возвратный поршень иногда гнётся. Но все равно, никогда не будет ничего лучше этой винтовки!»

Армия: «Да, действительно, никогда не будет ничего лучше, так что давайте её улучшать. Кстати, если снять нижнюю крышку и слегка отфрезеровать, то подходит магазин от BARа. Как насчёт этого?»

Армейское командование: «Это слишком просто! Мы проведём десять лет исследований, потом подождём улучшений ещё десятилетие. Новый, улучшенный Гаранд, будет иметь свой, промежуточный магазин. Ну, вы понимаете, стрелки из обычных винтовок и автоматических винтовок не должны иметь взаимозаменяемых магазинов».

Гаранд: «Я разработаю эту винтовку по схеме «булл-пап». Короткую, лёгкую и компактную».

Армия: «Что за ерунда?! Это не выглядит, как винтовка! Забудь!»

Британское министерство обороны: «Мы посчитали, что за промежуточным калибром будущее. Как и за булл-папами. Вот наша ЕМ2 в калибре 7 мм».

Армия: «Чего?! Уменьшенный калибр?! Всего лишь 7мм? Нам нужен полноценный 7,62 мм, способный убить человека на 2000 метрах, даже несмотря на то, что прицел размечен до 460. В любом случае, это ДОЛЖЕН БЫТЬ 7,62! 7,62 мм или ничего».

Бельгия: «Мы назвали это FN49. Теперь экспортируем в 7,62 мм, 8 мм и .308.

Франция: «Хм… Нам надо конвертировать наши МАС 49».

Испания: «Ми мочь делат этто (кхе-кхе) – простите, не хотели с немецким акцентом. Вы ведь знаете, никаких бывших нацистов здесь… В любом случае, вот СЕТМЕ калибра 7,62×51. Нам хотелось патрон полегче для роликового запирания, но это будет работать. Если навеску пороха делать полегче».

Бельгия: «А это FAL. Штампованная сталь и протянутая ствольная коробка. Довольно дёшево в производстве».

Юджин Стонер: «Армалайт, у меня идея есть. Ну, по поводу того, чем армия занимается. АР10. Меняем аппер – получаем винтовку, карабин, пулемёт или снайперку».

Армия: «Это похоже на бластер из мультика, а не настоящую винтовку! К черту! Но винтовка, карабин и пулемёт на одной платформе – это неплохо. Надо спереть идейку. Спрингфилд, можешь такое сделать?»

Спрингфилд: «Хм… Конечно. Мы можем. Массового производства, конечно, чтобы вам не пришлось беспокоиться по поводу профсоюзов».

Пехота: «Погодите, а как насчёт русских, китайцев и корейцев с их винтовками с магазинами на 30 патронов и переводчиком огня? Нет уж! Гаранд! Гаранд! Гаранд!»

001-a75d91e6b0a97d1793546eabd537e565.jpgОпытные образцы американских винтовок 1920-х годов прошлого века.

Спрингфилд: «Ну вот, ваша винтовка. В принципе, это улучшенный Гаранд с магазином, как мы обсуждали в 1934 году, и у нас заняло всего 20 лет, чтоб сделать это. Почти такая же прикольная, как Беретта, которую итальянцы сделали на базе Гаранда».

Армия: «Отлично. Что эти итальянцы понимают… Наша должна быть лучше! Она американская! И калибра 7,62! И стоит всего $240 против $80 за Гаранд. Ну, немножечко дороже. Ок, в три раза дороже. Но мы ей сможем заменить и BAR, и М3, и даже карабин М1! Ок, она не может по-настоящему заменить BAR. Слишком сильная отдача – тяжело контролировать при стрельбе – и слишком маленький магазин. Чёрт. Отлично, мы раздадим пулемёты М-60 и скажем людям, что это автоматические винтовки! Проблема решена! Винтовку за $240 весом в 9 фунтов заменим пулемётом за $750 весом 26 фунтов. И все равно эта винтовка заменит “маслёнки” и карабины. Ну, не совсем. Она тяжелее, более громоздкая и слишком сильно пинается, чтоб быть карабином. Не проблема, оставим “маслёнки” и карабины. В любом случае, эта винтовка лучше, чем Гаранд, а значит лучше, чем идеальная! В три раза лучше, потому что стоит в три раза дороже! ОК, в джунглях она не очень – газоотвод забивается, да и длинновата. Но это всё потому, что проклятые коммуняки не хотят сражаться как мужчины! И что это за штука АК-47, в конце концов? Ну, Европа, что вы теперь думаете? А? А? Разве тщательно фрезерованная профсоюзным рабочим М14 не лучше, чем ваша штампованная дешёвка FAL? А? Так что, идите подальше! Эй, Спрингфилд! Разве мы не договаривались, что винтовка должна быть простой в производстве и не требовать высокопрофессиональных мастеров?»

Учёный: «Видите ли, вы не можете реально видеть врага дальше, чем за 500 ярдов, и 98% огневых контактов происходит на дистанциях до 300 ярдов. Если использовать меньший патрон, то носимый боезапас будет в два раза больше, что вызовет в два раза больше потерь у противника при том же самом весе».

Пехота: «Но…»

Министерство обороны: «Заткнись, тупая обезьяна! Вот тебе палка – иди, шмякни ей врага!»

Пехота: «Палка! Ура!»

Генерал Лемей, стратегическое командование ВВС: «Женя, твой уменьшенный АР10 – это вещь! Столько патронов, вдвое круче этого игрушечного карабина. И чего армия хотела этот белкострел? Я хочу эти АР завтра. Выписываю тебе чек со своего личного счета».

ВВС: «Круто!»

Спецназ ВМФ, «зелёные береты»: «Так, у вас новая винтовка, которую мы не видели? Так не положено. Хм. Стреляют во вьетнамца. Вьетнамца разносит пополам. Ничего себе! Так, нам их нужно много. И ещё какая лёгкая! Значит, сможем на горбу утащить двойной боезапас».

Спецназ ВВС Великобритании: «Новая винтовка, говорите? И подствольник к ней цепляется? Сейчас же нам отправляйте! Срочно нам новую винтовку! Израиль, Сингапур, Канада – в очередь!»

002-39447137c31cef297ca16f652a350503.jpgВинтовка Гаранда в собранном и разобранном виде.

Армия: «Ладно, сделаем, как яйцеголовые говорят. В основном, потому, что М14 не делает ничего, что Гаранд не может сделать. Извиняй, Спрингфилд. Но нам надо улучшить новую винтовку! Изменить затвор! Изменить нарезку! Изменить патрон! Добавить фигню сбоку! Ну, что ты скажешь на это, Женя?»

Юджин Стонер: «Э-э-э… Ну, я надеялся, что вы этого не сделаете. Понимаете, винтовка была сконструирована, как комплекс…»

Армия: «Не, ты должен был сказать, что в восторге от наших идей!»

Юджин Стонер: «Ну, тогда я думаю, что мы оба остались недовольны».

Пехота: «Иди к черту, Стонер! Винтовка, которую ты соорудил…»

Юджин Стонер: «Я соорудил?!»

Пехота: «В принципе, да. Да её клинит все время! Особенно, если собрать, пропустив пару деталек. И что ты говорил, что её никогда чистить не надо?»

Юджин Стонер: «Никто не говорил, что её не надо чистить!»

Пехота: «Ну, нам кто-то из Кольта сказал, что она сама чистится».

Юджин Стонер: «Какого …! Только газовая трубка сама чистится. И всё!»

Пехота: «Да? А чего мы только в эту трубку не забивали, чтоб её почистить. Кстати, она ломается. К счастью, мы слышали, что возвращаемся к 7,62 мм к 1970 году».

Юджин Стонер: «Вам не надо было ничего пихать в газоотвод».

Пехота: «Да ты кто такой, чтобы указывать нам?!»

003-a24f0bf76ba81e37bba47291d6fda855.jpgКонструктор-оружейник Джон Гаранд (1888–1974) со своим детищем в руках.

Юджин Стонер: «Я сконструиров… А, к черту! Я сконструирую платформу AR18/180/SA80/L85/G36, Стонер 63 и кучу разного добра, которое эти придурки из Армалита так и не научатся продавать. И кто-то другой разбогатеет на этом. Пока!»

Ветеран гражданской войны: «Ваши проблемы, детишки, в том, что вы ушли от полноценного патрона .58 Минье! Вот это мужской калибр! Все ваши .45, 7,62 мм и 5,56 мм никогда не смогут заменить настоящую американскую винтовку!»

Пехота: «А я хочу 7,62! Хочу-хочу-хочу!»

Отдел снабжения минобороны: «Парни, ну поймите… Цепочки снабжения… Логистика… В современных условиях вам в принципе невозможно иметь достаточное количество боеприпасов калибра 7,62 мм…»

Пехота: «Хочу 7,62! Хочууууу!!!»

Учёный: «5,56 мм остановит врага даже лучше, чем русский 7,62×39».

Пехота: «Да быть того не может! Понимаете, 7,62 мм больше, чем 5,56! Да я влепил тому парню 47 пуль в центр массы, а он не упал!»

Нейтральный обозреватель: «Из магазина на 30 патронов?»

Пехота: «Да пошёл ты! Ты не солдат, ты ни черта не знаешь! Да меня не колышут яйцеголовые в лабораториях. Я в бою был!»

Нейтральный обозреватель: «А вы проводили сравнительные тесты, в разных условиях, с камерами и контрольными…»

Пехота: «Ты что, не понял?! Да я в бою был! Значит, знаю больше тебя! К счастью, мы слышали, что возвращаемся к 7,62 мм к 1980 году».

m1-rifle-pic-a96420ba960505b36129f3515d2Американский пехотинец с «гарандом» на учениях.

Командование Корпуса морской пехоты: «Ок, но мы хотим слегка обновить винтовку. Стволик помощнее, приклад понадёжнее, ствольную коробку покрепче».

Морпехи: «И чтоб очередь по три патрона, а то палец со спуска убирать трууууудно… Ну и чтоб шлем на 800 метров прошибала, как 7,62 мм».

Учёный: «Ну, как мы уже обсуждали, вы не можете видеть противника на такой дистанции, не можете прицелиться на такую дистанцию, не можете точно стрелять на такие дистанции в бою и, в конце концов, это штурмовая винтовка, а не снайперка!»

Пехота: «А кого колышет? Все равно, это всего лишь временно. Мы вернёмся к 7.62 мм к 1990 году».

Кольт: «Отлично, сделаем. Всегда можно будет всучить её «диванным спецназовцам»».

Армия: «Хм… Что-то новый патрончик не такой убойный, как предыдущий…»

Кольт: «Ну, смотрите. Вы хотели дальности, и ещё чтобы сталь прошибало на больших дистанциях. Это требует более тяжёлой твёрдой пули. Естественно, тяжёлая твёрдая пуля по нескольким причинам не так сильно деформируется при попадании…»

Пехота: «А пошли вы все! Мы возвращаемся к 7,62 мм к 2000 году».

Кольт: «Ладно, в любом случае мы сделали этот карабин для арабов, которым нужен был карабин с подствольником…»

Армия: «Отлично! Давайте выдадим его каждому солдату. Какая, говорите, у него дальность стрельбы? 1000 метров?»

garand-jan26-1943-an-infantryman-is-on-gАмериканский пехотинец, вооруженный «гарандом» с примкнутым штыком. Гуадалканал, январь 1943 года.

Кольт. «Хмм… Да нет, 400…»

Армия: «Отлично! Карабин с прицельной дальностью в километр! Патрон с бронебойно-зажигательно-фугасно-фрагментально-ядерной пулей, которая гасит “духа” с одного выстрела, даже если промахнулся!»

Кольт: «Это лёгкий карабин! 200 метров – да, 400, если стрелок неплох…»

Армия: «Кольт, ну почему ты не хочешь дать нам то, что мы хотим? Так мы пойдём к Хеклер&Кох! Они нам обещали все это с 12-дюймовым стволом, стозарядным гранатомётом и весом в 5 фунтов!»

Пехота: «Пацаны, я так рад, что мы возвращаемся к 7,62 мм к 2010 году. Ну, или, на худой конец к 6,8 мм, который бритты после Второй мировой придумали…»

Хеклер&Кох: «Йа, весит 25, как мы и договариватца. 25 килограмм, йа. Три заряд гранатомёт, как пистолет без прицел».

Армия: «В 1960 году мы запустили программу SPIW. Сейчас она называется уже OICW. И это всё, чего мы добились?»

Хеклер&Кох: «Йа-йа! Тафай нам больше деньги!»

Реконструктор: «Нам надо было Гаранды оставить! И танки Шерман! Паттону они нравились, а это уже кое о чем говорит!»

Министерство обороны: «Ну, спецназ, что вы думаете о 6,8 мм?»

normandy-f04b2dbb9f4452ccd1760031e805b8a«День D» — 6 июня 1944 года, высадка в Нормандии. Американские пехотинцы, вооруженные винтовками M1 «гаранд» и M1 Carabine приближаются ко французскому берегу.

Спецназ: «Ну, для нашей работы годится. Гасит надёжно. Но проблема в том, что снижает носимый боезапас. Для нас не принципиально, мы-то целимся, а вот пехтура поливает от пуза… Сгодится для замены 7,62 мм у ручников».

Министерство обороны: «Отлично, тогда запускаем…»

Пехота: «Всё-таки хорошо, что мы возвращаемся к 7,62 мм к 2020 году!»

Продолжение следует. До бесконечности…»

Как и всякая хорошая смешная история, этот вольный перевод краткой истории американской винтовки с одного из западных военных форумов оказался более жизненным сейчас, чем на момент сочинения. Буквально на днях на американских сайтах появилось сообщение, что командование армии США собирает информацию по имеющимся на рынке автоматическим винтовкам калибра 7,62×51 мм для программы Interim Combat Service Rifle – «временная боевая служебная винтовка». Так что не исключено, что последняя фраза юмористического текста все-таки окажется пророческой, и американская пехота действительно получит свой любимый 7,62 мм к 2020 году или чуть позже. Ну, а пока пусть это будет поводом рассказать о истории американских винтовок.

Долгий путь «Гаранда»

Впервые армия США заинтересовалась самозарядными винтовками ещё в 1901 году. Повод для интереса был, что называется, под боком – в Мексике, где генерал Мануэль Мондрагон уже в 1896 году запатентовал первую самозарядную винтовку своей конструкции. Не то, чтобы США в начале XX века опасались, что могучая мексиканская армия с самозарядками пойдёт отвоёвывать Техас и Калифорнию, но и отставать от соседей было неудобно. Кроме того, американские оружейные фирмы отреагировали весьма бойко. Уже в 1903 году Винчестер выпустил разработанную Томасом Джонсоном «модель 1903» – первоначально под весьма слабый патрон .22 Winchester Automatic. Следом за ней последовали «модель 1905» и «модель 1907» – последняя уже под патрон .351 Winchester Self-Loading, чья энергия в 1900 Дж уже была близка к советскому промежуточному патрону обр.1943 года с его 2000–2200 Дж.

combat_lee_marvin-5f90a88aa36e7d086ea846Известный американский киноактер Ли Марвин в годы войны был снайпером Корпуса морской пехоты. В 1944 году во время сражения за остров Сайпан он был тяжело ранен и комиссован. На этом фото Марвин запечатлен с «гарандом» на плече.

Не отставали от конкурента и в Ремингтоне, где успешно поделили с льежской Fabrique Nationale d'Herstal идеи Джона Браунинга, выпустив «самозарядную винтовку Ремингтон, модель 8» также под боеприпасы собственной разработки.

Однако военные из департамента вооружений слабо интересовались коммерческими моделями под слишком слабые, с их точки зрения, патроны. Их внимание было сосредоточено на образцах, способных работать со штатным на тот момент 7,62×63 мм (.30–06 Springfield). Среди изучавшихся систем были упомянутая выше винтовка Мондрагона, конструкции греческого эмигранта Стергиана, датчанина Бэнга и Мэрфи-Маннинга. Однако даже начавшаяся Первая мировая война и вступление в неё США не смогли радикально ускорить процесс – основным вооружением американской пехоты по-прежнему оставались магазинные «спрингфилды» образца 1903 года.

Частичной попыткой исправить ситуацию стало так называемое «устройство Педерсена». Данная конструкция под специально созданный патрон .30–18 Automatic заменяла штатный затвор «спрингфилда», превращая его в подобие пистолета-карабина. Конечно, патрон, позднее ставший французским 7,65×20mm Longue, по «винтовочным» меркам был откровенно слабоват, но американским военным в тот момент было уже не до привередливости. Уже первые бои в Европе наглядно продемонстрировали заокеанской пехоте важность и полезность автоматического оружия. Весной 1917 года американцам пришлось «одалживать» у союзников-французов почти 17 000 ручных «шоша» (заказав ещё 25 000), часто называющегося одним из самых неудачных пулемётов в истории. В такой ситуации даже плохой самозарядный карабин выглядел не так уж плохо. Впрочем, и «устройства Педерсена», заказанные в количестве 65 000, тоже на фронт Первой мировой не успели.

Мечтам департамента вооружений удовлетворяло разве что Browning M1918, оно же Browning Automatic Rifle – однако по массо-габаритным характеристикам данный образец больше соответствовал пусть и ручным, но пулемётам, каким в итоге и был признан. Проблему же массового перевооружения пехоты и кавалерии на самозарядки винтовка весом более 7 кг (в дальнейшем ещё более потяжелевшая) решить явно не могла.

В первой половине 20-х военные рассмотрели и испытали несколько проектов. Фирма Кольт предоставила автоматическое ружье конструкции Джона Томпсона (более известного созданием одноименного пистолета-пулемёта). Кроме того, в департаменте, скрепя сердце, решили все-таки поэкспериментировать и с патронами поменьше. Создатель упоминавшегося выше «устройства» для превращения винтовки в автоматический пистолет, Джон Педерсен, разработал новый патрон .276 Pedersen (7×51 мм), имевшей более подходящие для автоматического оружия характеристики, а также винтовку под него. Одной из особенностей этой винтовки была пачка на 10 патронов, которая автоматически выбрасывалась после израсходования, другой – использование схемы полусвободного затвора с замедлением при помощи рычажной пары.

Наконец, ещё одним участником «винтовочной гонки» стал конструктор из спрингфилдского арсенала Джон Гаранд.

fa66f5af82b1997ef39bdd0e0dd091a5-1815bc4Американские солдаты во время боя на улице одного из немецких городов. «Гаранды» в их руках снабжены ружейными гранатометами M7.

Первоначально для войсковых испытаний были заказаны образцы Кольта (Томпсона) и одна из ранних моделей Гаранда. Обе винтовки испытаний не прошли – так, образец Томпсона имел множество поломок, кроме того, для обеспечения надёжной подачи патроны требовалось смазывать. Впрочем, и первые образцы Гаранда тоже не отличались совершенством. Начал он со схемы с использованием капсюля как поршня. Однако в 1925 году армия США приняла на вооружение новый патрон М1, у которого кривая давления газов при выстреле не совпадала с прежним – и конструкция Гаранда с ними уже не работала. Гаранд перешёл на отвод газов через надульник на стволе (позднее такую схемы пытались применить немцы на своих самозарядных винтовках).

Во второй половине 20-х основное соперничество развернулось именно между образцами Педерсена и Гаранда, причём теперь уже оба конструктора проектировали свои винтовки под патрон .276. Все это происходило на фоне споров и разногласий между пехотой и кавалерией (а также флотом и морской пехотой) о выборе нового боеприпаса. Испытания и тесты показывали, что патрон .276 лучше подходит для автоматического оружия, вызывает меньшую утомляемость у стрелков.

Новый этап испытаний начался в конце 20-х. При этом работы над вариантом Гаранда под штатный армейской патрон .30 были прекращены – все внимание сосредоточилось на образцах под .276. Кроме упомянутых выше конструкций, американские военные знакомились и с другими образцами – например, с чешской самозарядной винтовкой Холека (конструктора пулемёта ZB-26), проект Эдмунда Браунинга и винтовка германской фирмы Рейнметалл. Но лучшими были признаны образцы T1 Педерсена и T3 Гаранда. В начале 1932 года испытательная комиссия порекомендовала заказать 125 винтовок Гаранда T3E2 для расширенных испытаний в течение года. И тут подоспело решение начальника штаба армии США генерала Дугласа МакАртура – он приказал прекратить опыты с патронами .276 и винтовками под них. Впрочем, Гаранд, по всей видимости, это предвидел, поскольку уже в конце марта 1932 образец калибра .30 тестировался на Абердинском полигоне. Спустя ещё четыре года доводок и доделок армия США, наконец, начала получать самозарядную винтовку М1 калибра .30.

Впрочем, правильнее было бы сказать: «начала ждать получения». После Первой мировой производство винтовок образца 1903 года продолжалось на спрингфилдском арсенале. В 1936 году выпуск старых винтовок был прекращён. Часть станков износилась в результате многолетней эксплуатацией, а многие квалифицированные работники готовились к выходу на пенсию или уже ушли. В любом случае, для производства самозарядной винтовки требовалась достаточно серьёзная переделка производственной линии. Деньги на это были выделены конгрессом в 1936–1939 годах, но даже полновесные довоенные доллары не обращались в рабочих и станки моментально. Пока же производство налаживалось, темпы поступления были достаточно мизерные – производство серийных Гарандов началось в сентябре 1937 года с 10 винтовок в день и росло поначалу достаточно медленными темпами, достигнув 20 в день в марте 1938 года.

Правда, по некоторым причинам это был как раз тот случай, когда стоило спешить медленно. Уже на начальном этапе войсковой эксплуатации у новой винтовки выявился ряд проблем. И если некоторые – например, склонность обоймы выскакивать после седьмого выстрела с одним недостреленным патроном – удалось решить сравнительно легко, то проблемы с надёжностью работы автоматики удалось решить лишь после изменения газоотводной системы.

В 1940 году американская морская пехота, на вооружение которой тоже начали поступать новые самозарядки, решила провести собственные сравнительные испытания. Помимо имевшихся на вооружении магазинок обр. 1903 года и Гарандов, для испытаний были заказаны опытные самозарядки Джонсона и Винчестера. Последний образец, правда, отказался работать почти сразу же, а новая конструкция Джонсона заметно уступала уже более-менее отработанному Гаранду. Хотя поломки Джонсона носили чаще механический характер, а тесты на затруднённые условия он проходил лучше Гаранда, проводившая испытания комиссия экспертов указала: «Две вещи выделяются как существенные в ручном оружии для Корпуса морской пехоты: «надёжность» и «плотность огня». Принимая во внимание число высадок в Корпусе морской пехоты, мы ставим на первое место надёжность».

Увы, желаемую морпехами надёжность Гаранд не продемонстрировал. Так, например, при обливании «грязью лёгкой консистенции» старые магазинки работали, Гаранды же отказались стрелять в режиме полуавтомата, а в ручная перезарядка шла «чем дальше, тем труднее». Схожие результаты дала имитация высадки через прибой и загрязнение влажным песком. Винтовки обр.1903 стреляли как обычно, у Гарандов же отказала автоматика – чтобы перезарядить винтовку, испытателю пришлось ногой давить на затвор. Следующие испытания – длительный тяжёлый марш и бой на песчаном пляже – привели к тому, что для Гаранда пришлось использовать молоток. Перефразируя старый советский анекдот, в этом соревновании для двоих Гаранд пришёл вторым, а Спрингфилд – предпоследним. Вывод испытателей был вполне однозначен: тесты на работу в затруднённых условиях Гаранд провалил.

Примечательно, что сначала результаты этих испытаний пытались затушевать. Заместитель министра обороны Роберт Портер Паттерсон заявил, что отчёт полностью оправдал выбор Гаранда. Первоначально он показал только ту часть, которая называла Гаранд «лучшей полуавтоматической винтовкой».

Стоит отметить, что Корпус морской пехоты все-таки показал «фигу в кармане», перекупив у голландцев 30 000 винтовок Джонсона, предназначенных для колониальных войск в Индонезии, которую к тому моменту оккупировали японцы.

004-773df218b15f579b9f8d516e8fc52587.jpgАмериканский пехотинец с «гарандом» в руках конвоирует военнопленных.

В любом случае, Вторая мировая война уже шла, и раскрученный маховик производства было уже не остановить – к этому моменту на оснащение Гарандами армии уже были выделены десятки миллионов долларов, и суточное производство составляло порядка 700 винтовок. Это позволило достаточно быстро перевооружить большую часть бойцов, непосредственно участвующих в пехотном бою, на самозарядные винтовки. С «гарандом» армия США прошла Вторую мировую, войну в Корее, а некоторые М1 даже успели застать начало Вьетнама. Эта винтовка вполне заслуженно считается одной из оружейных легенд XX века.

Любопытно, что «Гаранд» имел шанс стать оружием не только американской, но и советской армии. В 1943 году несколько предоставленных по ленд-лизу винтовок испытывались в СССР, и в случае положительной оценки переговоры о поставках в числе прочего вооружения были вполне возможны. Но испытания показали, в частности, что «в сборке, разборке и чистке самозарядная винтовка Гаранда сложнее, чем самозарядная винтовка Токарева, и требует больше натренированности». Учитывая, что для среднего призывника военного времени даже СВТ оказалась чересчур сложна, более требовательные к уходу американские винтовки жили бы, как принято говорить «плохо, но недолго».

Источники и литература:

  1. The M1 Rifle — NRA — 2005
  2. The Fighting Garand Owners Manual — Nolan Wilson — 1984
  3. Catalogue_Of_Standard_Ordanance_Items_Second_Edition_1944_Volume_III
  4. The M1 Garand — Leroy Thompson — 2012
Ответить