. к армии, состоящей из плохо связанных, почти независимо друг от друга действующих дивизий эпохи Революции, и опять-таки к сильно централизованной армии, состоящей из гибких группировок, имеющих определенную возможность автономных действий. Нужно отметить, что в Рейнской армии, где фактически независимо от Консула «правил» генерал Моро, также появились зачатки корпусов и наметилось выделение сильного резерва. Однако там, несмотря на большую численность войск (103 тыс.), гораздо сильнее были выражены архаические черты: распыленность кавалерии и артиллерии и, кроме того, непосредственное командование резервным корпусом самим полководцем, что отвлекало его от общего управления войсками.

    
Офицер (командир эскадрона) 1-го драгунского полка и трубач 4-го полка 1806-1807 гг.
    
    
    В полной мере наполеоновская концепция организации вооруженных сил на театре военных действий проявилась в 1805 г. при создании Великой Армии. Название «Великая Армия» впервые появилось в приказе от 29 августа 1805 г. Этим именем были названы соединения бывшей «Армии берегов океана», двинувшиеся в Германию под личным командованием Императора. Приказом того же дня фиксировалась и организация этой массы войск, отныне ставшая образцовой. Это описание относится ко второй половине ноября 1805 г., когда наполеоновские полки форсированными маршами шли по дорогам Австрии и Моравии.
    Из документа видно, что Великая Армия насчитывала в своих рядах в общей сложности 176 тыс. человек и была разделена на 8 больших групп войск, названных армейскими корпусами: 7 корпусов просуществовали в течение всей кампании, а один - под командованием маршала Мортье - был создан для выполнения конкретной боевой задачи, после чего составлявшие его дивизии были возвращены в свои соединения. Каждым корпусом командовал маршал Империи, исключение составлял 2-й корпус Мармо-на: последний получит звание маршала только в 1809 г. Кроме этих восьми корпусов, существовало также крупное соединение отборных частей - Императорская Гвардия, в которой, как и во всех прочих корпусах, имелись все три рода войск. Наконец, Император располагал внушительными массами конницы и артиллерии, не приданными ни одному корпусу
    - резервной кавалерией и главным артиллерийским парком. Каждый армейский корпус состоял из штаба, 2-х или 3-х пехотных дивизий (минимум из 6 батальонов пехоты, максимум - из 11), кавалерийской дивизии (10-14 эскадронов, кроме 7-го пехотного корпуса, где был всего лишь один полк кавалерии), артиллерии конной и пешей с обозом и нескольких рот саперов и минеров; наконец, 1, 2, 3 и 6 корпуса имели отряды понтонеров. Общая численность корпуса варьировалась от 12 тыс. человек (7-й корпус Ожеро) до 26 тыс. человек (4-й корпус Сульта). В большинстве корпусов пехотные дивизии не имели кавалерии
    - она была окончательно передана в распоряжение высших эшелонов командования. Более того, кавалерийские дивизии армейских корпусов состояли только из гусар и конных егерей и призваны выполнять прежде всего функции боевого охранения, разведки и поддержки пехоты в небольших стычках. Тем не менее данное расписание показывает, что в ряде случаев маршалы получали возможность вводить в состав пехотных дивизий кавалерийские части и, наоборот, придавать пехоту крупным кавалерийским отрядам. Так, в 1-м корпусе Бернадотта кавалерийская дивизия Келлермана была временно разделена: к одной из ее бригад был придан 27-й легкий полк. В результате была создана так называемая дивизия авангарда из легкой пехоты, гусар и конных егерей. Однако подобные объединения применялись в основном для корпусов, действовавших изолированно, когда им было необходимо прикрывать свой маневр собственным авангардным отрядом. Нужно отметить, что, когда корпус Бернадотта присоединится к главной армии накануне битвы при Аустерлице, кавалерийская дивизия Келлермана снова сольется и будет действовать отдельно от пехоты. Основная масса кавалерии отнюдь не распылена по армии, а соединена под общим командованием знаменитого маршала Мюрата. В его распоряжении было 2 дивизии тяжелой кавалерии (Нансути и д'Опуля) и 4 дивизии драгун (Клейна, Вальтера, Бомона, Бурсье), которым была придана так называемая дивизия пеших драгун Бараге д'Илье, в которую входили 4 временных полка*. Наконец, кавалерийский резерв располагал несколькими батареями артиллерии. В подобном распределении сил явно прослеживается мысль не только о тактической, но и о стратегической роли конных масс. Драгуны, которых в Булонском лагере обучали для боя в конном и пешем строю, должны были выполнять те функции, которые во второй половине XX в. выполняют частично бронетанковые и частично десантные войска, - стратегический прорыв, захват важных пунктов в тылу неприятеля и удержание их до подхода пехотных дивизий, массовые действия на коммуникациях вражеской армии. Подобное использование драгун в столь широком масштабе было подлинным новаторством. Увы, опыт кампаний 1805 - 1807 гг. показал, что Наполеон слишком много требовал от этого рода оружия. Драгуны, усиленно занимаясь подготовкой к бою в пешем строю, ослабили свою конную выучку и в результате оказались не лучшей кавалерией и посредственной пехотой. В конечном итоге они использовались фактически как обычная кавалерия и, возможно, не самая лучшая. Поэтому с началом испанской войны, которую Император рассматривал как второстепенную, он послал на Пиренеи большую часть драгунских полков. Им пришлось работать за всех: и атаковать, как тяжелая кавалерия, и нести патрули, как легкая, и, как жандармам, преследовать гверильясов в лесах и горах. Драгуны пройдут от начала до конца всю тяжкую эпопею и в Испании вновь обретут свою славу
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Организация армии
Теперь, когда мы познакомились с солдатами, офицерами и генералами наполеоновской армии, уместно будет остановиться на том, как были организованы воинские силы огромной Империи, простиравшейся в эпоху ее наибольшего могущества от скалистых берегов Эбро до холодных. ...
читать главу
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Интересные статьи
Болгария
Oтношение большинства русских людей к Болгарии — особое и имеет глубокиe корни. Кто-то, еще во времена нашей вечной дружбы, хорошо провел отпуск в Албене или на Золотых Песках. Другие предпочитали курить «Родоп» и «Шипку», а не дрянные «Памир» или «Дымок». Не забудем также «Плиску», «Сълнчев брег» и прочие маленькие радости отечественной интеллигенции.
читать статью