. «Cabezas d'oro!» - с ужасом будут восклицать вражеские солдаты при виде сверкающих на солнце касок этих отважных кавалеристов, и этот крик будет для испанцев сигналом паники...
    Но вернемся к Великой Армии 1805 г. Если эксперимент с ездящей пехотой и не был особо удачным, то это никоим образом не умаляет самого принципа концентрации кавалерии; наоборот, несмотря на умеренные способности драгун 1805-1807 гг. как наездников, их дивизии сыграли огромную роль в разгроме австрийской армии Макка в 1805 г., а затем в ошелом­ляющем преследовании и уничтожении хваленых прусских полков в 1806 г. И поэтому присутствие крупных масс резервной кавалерии станет характерной чертой Великой Армии. Тем не менее чрезвычайно крупная концентрация кавалерии в 1812 г. (отныне это уже не дивизии, а целые кавалерийские корпуса, общей численностью 38,5 тыс. человек) привела к утяжелению ее маневра и неоправданно большим потерям на марше.
    Что же касается распределения пехоты в корпусах, то здесь обращает на себя внимание ряд важных моментов. Еще раз отметим, что в отличие от отрядов, выделяемых армиями XVIII в., дивизии наполеоновской армии образуются не на один-два дня. Хотя, разумеется, Император не задавался целью сохранить во что бы то ни стало состав своих соединений (о чем говорит приведенное расписание: создание временного корпуса Мортье, временное разделение на части кавалерийской дивизии Келлермана и пехотной дивизии Друэ), тем не менее многие из них будут обладать очень большой стабильностью. Например, в корпусе Даву знаменитые дивизии Морана (в 1805 г. под командованием генерала Биссона), Гюдена и Фриана просуществовали с небольшими изменениями с 1805 г. по 1812 г. включительно. С другой стороны, в организации пехоты характерно отсутствие всякого догматизма. Когда корпусная организация будет перенята другими армиями, в частности прусской, мы увидим, как в 1815 г. с немецким педантизмом, равномерно и строго единообразно, будут распределены по четырем корпусам армии Блюхера пехотные части. Подобное единообразие отсутствует в наполеоновской армии. Более того, так как оперативные задачи у корпусов были различные, а степень доверия Императора к своим помощникам неодинакова, то и сила их дивизий раз­личалась. Если обратить внимание на составы дивизий, то можно также заметить тот факт, о котором уже упоминалось, - постепенное стирание различий между лег­кой и линейной пехотой. В дивизиях Риво (из 1 го корпуса Бернадотта), Груши (из 2-го корпуса Мармона) и Гюдена (из 3-го корпуса Даву) вообще отсутствует лег­кая пехота. Подобное было бы маловероятным, если на самом деле в цепи стрелков могли действовать только егеря. Наконец, в составе Великой Армии, в рядах 5-го корпуса Ланна, мы видим своеобразную дивизию, которую называли по-разному: «1-я дивизия авангарда», «элитная дивизия», «гренадерская дивизия» и т. п. Это соединение, находившееся под командованием дивизионного генерала Удино, состояло из 5 временных полков двухбатальонного состава (всего 10 батальонов), а каждый батальон был образован из 6 элитных рот одного из полков легкой или линейной пехоты. В отличие от Гвардии, служившей последним резервом в руках Императора, гренадеры Удино были ударным соединением авангарда. В этом, пожалуй, и состоит их оригинальность. В остальном подобные дивизии встречаются во многих других армиях, в частности в русской знаменитая сводная гренадерская дивизия Воронцова или в австрийской армии не менее известные гренадеры д'Аспра. Выдающийся немецкий военный теоретик Клаузевиц в своем трактате «О войне», написанном в 1818­1830 гг. и, по сути дела, резюмирующем опыт наполеоновских войн, пишет о том, что наиболее выгодное количество соединений, на которое необходимо расчленить армию, составляет 8 единиц (естественно, плюс-минус некоторое количество). Если армия рас­членена на значительно большее количество составляющих, то штабу армии будет сложно справиться с управлением войсками, если на значительно меньшее, то армия станет неуклюжей вследствие удлинения иерар­хической лестницы, удаления главнокомандующего от непосредственного исполнителя и определенной утраты им части власти и действенности, происходящей за счет чрезмерного усиления полномочий командиров крупных соединений. Наполеон, отметим еще раз, конечно, был абсолютно чужд всякого догматизма и никак не мог читать работы Клаузевица, однако его армия делится как раз на указанные 8-9 частей (7 корпусов, Гвардия, резервная кавалерия). Вообще организация Великой Армии 1805 г. оказалась столь удачной, что фактически стала типовой во французских войсках, повторяясь в основных чертах во всех кампаниях вплоть до 1815 г. включительно, более того, с небольшими изменениями она будет повсеместно принята во всех европейских армиях.
[<<--Пред.] [1] [2] [3]
Другие статьи на эту тему:
Организация армии
Теперь, когда мы познакомились с солдатами, офицерами и генералами наполеоновской армии, уместно будет остановиться на том, как были организованы воинские силы огромной Империи, простиравшейся в эпоху ее наибольшего могущества от скалистых берегов Эбро до холодных. ...
читать главу
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу