;Хотя официальной статистики числа дуэлей в наполеоновских войсках не было, уже сам факт того, что практически все мемуаристы имели за свою карьеру хотя бы один поединок, говорит сам за себя. «Я знал много офицеров, которые были охвачены настоящей манией дуэлей, - пишет современник. - Они считали,
    что необходимо иметь хотя бы одно "дело чести" в месяц».
    Хотя Император не любил дуэлянтов, никаких запретительных мер на этот счет в армии фактически не применялось. В мемуарах Верньо говорится, например, что в их полку (4-м конно-артиллерийском) офицер, подравшийся на дуэли без разрешения де­журного командира батальона, получал восемь суток ареста, а если дуэль закончилась смертью одного из дуэлянтов, то выживший отправлялся на восемь суток за решетку. Для солдат наказанием были двое суток гауптвахты или двое суток карцера . И последнее, дуэль между солдатами была спецификой наполеоновской армии. Подобная вещь была совершенно немыслима в русских или австрийских войсках, весьма далеки от этого были и англичане, хотя у них допускалось выяснение отношений между рядовыми в кулачном поединке.
    Солдатские дуэли существовали во французской армии еще при Старом Порядке, они пережили Революцию и сохранились в эпоху Империи. Столь же ничтожное наказание, о котором пишет мемуарист, конечно, не останавливало желающих подраться, тем более что оно налагалось только на тех, кто принял участие в дуэли без разрешения!
    Что же касается списка наказаний в солдатской книжке, то там дуэль вообще не упоминается.
    Ничто не мешало поэтому старым воякам поддерживать и, более того, культивировать обычай дуэли в наполеоновской армии. Особенно выделялись среди этих носителей «традиции» полковые учителя фехтования. «Они подбивали меня на то, чтобы я устроил ссору с поединком без всякой причины, - рассказывает о своих учителях фехтования знаменитый капитан Куанье, тогда молодой солдат.
    - Ну, доставай свою саблю, - сказал бретёр, - я выпущу из тебя небольшую капельку крови.
    - Посмотрим, господин наглец.
    - Возьми себе секунданта.
    - У меня его нет. Но мой старый учитель фехтования, который участвовал в этом "заговоре", сказал:
    - Хочешь, чтобы я был твоим секундантом? - Да, папаша Пальбуа, это будет замечательно.
    - Ну что ж, тогда пойдем на место, хватит разглагольствовать» .
    Впрочем, эта дуэль была прервана самими организаторами, молодого солдата просто испытывали на храбрость. Этот «экзамен» Куанье успешно сдал: «Я был признан хорошим гренадером, - вспоминал он. -Я понял, что они хотели испытать меня и сделать так, чтобы я заплатил за выпивку, что я охотно сделал, и они остались мне признательны. Гренадер, который утром собирался убить меня, стал моим лучшим другом...»
    Однако далеко не всегда дело заканчивалось так безобидно. Особенно много дуэлей, и дуэлей серьезных, происходило, когда в гарнизоне оказывались две еще не знакомых друг с другом части. Тогда, словно между кланами Монтекки и Капулетти, в городе повсюду завязывались поединки, часто без всякой причины. Вот что рассказывает очевидец о том, как происходило формирование дивизии Удино, образованной из гренадерских рот, взятых в раз­личных полках: «Это слияние осуществилось очень быстро для офицеров, но не таким уж простым оно оказалось для солдат. Согласно старому обычаю нашей армии, знакомство происходило с саблей наголо. В течение первых месяцев создания дивизии бесчисленные дуэли, которым невозможно было воспротивиться, научили наших храбрецов взаимно уважать друг друга, однако, пока не наступил этот момент, более пятидесяти из них стали жертвами досадного предрассудка...»
    Подобные поединки, когда они происходили между противниками, разгоряченными винными парами и на виду у товарищей, легко могли перерасти в настоящие бои: «Этот постой на кантонир-квартирах был, к сожалению, отмечен стычкой в кабаре, последствия которой были печальны и могли бы оказаться еще более серьезными, - рассказывает о стычке между пехотинцами и кавалеристами офицер 5-го гусарского полка. - Четыре гренадера были убиты, трое попали в госпиталь в тяжелом состоянии, с ними был ранен также один понтонер и один артиллерист. Шестеро гусар были очень тяжело ранены и один убит.
    Когда я прибыл на место этого несчастного события, бой, казалось, должен был возобновиться, и причем еще с большим ожесточением, так как в кабаре уже сбегались солдаты пехотных полков, а с другой стороны подоспели пятьдесят гусар. Только с помощью многих офицеров мы смогли развести враждующие стороны по своим казармам. В городе были организованы патрули, чтобы обеспечить порядок и безопасность».
    Дуэли между офицерами, разумеется, не были похожи на драки и не всегда были связаны с принадлежностью к различным полкам или родам войск. Однако, так же как и солдатские, они происходили преимущественно на холодном оружии. «В гарнизоне это были шпаги или рапиры со снятыми наконечниками. На кантонир-квартирах - шпаги или сабли, носившиеся с формой... - рассказывает Верньо, - никто не осмелился бы предложить пистолет (огнестрельное оружие считалось менее достойным и не рыцарственным), однако нельзя было отказаться от боя на пехотных полусаблях, кавалерийских палашах или саблях легкой кавалерии. Секунданты становились по сторонам от сражающихся, каждый справа от своего дуэлянта... с обнаженными шпагами или саблями, чтобы в случае чего предохранить противников от недостойных приемов ведения поединка, а также с целью разъединить их, когда будет решено, что честь удовлетворена, и секунданты провозгласят, что дело закончено
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика артиллерии
Подобно пехоте и кавалерии, артиллерия не получила каких-либо принципиально новых уставов в эпоху Революции и Империи. Более того, этот род войск вообще не имел никакого тактического устава в современном...
читать главу

Кавалерия
В эпоху Революционных войн кавалерия переживала если не упадок, то, по крайней мере, явно играла в армии второстепенную роль. В отличие от пехоты, ряды которой пополнялись за счет создания волонтерских батальонов, а позже вследствие принудительных наборов,. ...
читать главу
Битва при Каннах: позор римлян
Ганнибал с его непримиримой ненавистью к римлянам был постоянным раздражителем и угрозой для Римской Республики. Именно поэтому в 216 г. до н. э. на битву с ним отправились оба новых консула (Теренций Варрон и Эмилий Павел). Силы римлян превосходили Карфаген: по сведениям историков, в римской армии было около 80000 пехотинцев и 7000 конников, в то время как у Ганнибала – 40000 пехоты и 10000 кавалерии.
Сражение должно было состояться вблизи городка Канны, где римляне оборудовали большое хранилище провианта. Предусмотрительный Ганнибал, умело используя данные разведчиков, сумел захватить всю провизию, оставив римлян на голодном пайке.
читать статью

Конец 2-й Пунической войны: Карфаген должен быть разрушен!
На первый взгляд, Ганнибалу только и оставалось, что триумфально войти в Рим. Но он не спешил. Уставшие и поредевшие после 3-летней войны войска, тщетные ожидания восстания итальянских народов против Рима, борьба за власть в самом Карфагене… Все эти факторы усугубило сражение при Ноле, состоявшееся в 215 г. до н. э., где римские войска впервые оттеснили карфагенян. Это не самое яркое с точки зрения военного искусства сражение подняло боевой дух римлян, заставив поверить их в то, что они могут противостоять Ганнибалу, «великому и ужасному».
читать статью