. Во время же большей части отступления - от Малоярославца до Березины включительно - температура была низкой, но совсем не такой, от которой погибают и разлагаются закаленные войска.
    В кампании 1807 г. наполеоновская армия уже вела боевые действия при подобных условиях, не говоря уже о французских войсках эпохи Революции, которые зимой 1794-1795 гг. в действительно лютые морозы завоевали всю Голландию.
    Иная точка зрения распространена в советской исторической литературе, предназначенной для широкой публики: Великую Армию разбили партизаны и преследующие ее по пятам русские войска. Несмотря на то, что эта концепция несколько более обоснована, чем предыдущая, она также не согласуется с фактами. Партизаны и казаки, действительно, нанесли большой урон отступающим, но те, кого они били и брали в плен, были в подавляющем большинстве группами деморализованных, отбившихся от армии солдат, зачастую невооруженных. Все источники сходятся на том, что казаки никогда серьезно не атаковали идущие в порядке, готовые к отражению нападения воинские части. Да и зачем им это было делать? Позади и вокруг армии плелись тысячи лишенных оружия и забывших о дисциплине людей, тащивших с собой повозки с награбленным добром. Простая мужицкая логика подсказывала казакам, что именно здесь они могут найти верную добычу при минимуме риска, в то время как напав на колонны дисциплинированных войск, можно получить лишь сталь и свинец.
    Куда более важным фактором, воздействовавшим на отступавших, была регулярная русская армия. Она нанесла серьезные удары по неприятелю под Вязьмой, Красным и Березиной... но и здесь значительная, если не самая главная, часть потерь приходилась не на организованные части, а на деморализованные толпы, шедшие за армией. Русская армия не столько уничтожала французские полки, сколько рассеивала, истребляла, забирала в плен тех, кто и без того уже не являлся бойцами.
    Напомним, что боевые действия разворачивались не только на главном - Московском - направлении, но и на флангах, где русская армия и казаки ничуть не меньше, если не больше, наседали на отступающего неприятеля. И что же? Мы видим, что польско-прусский корпус Макдональда понес, сравнительно с главной армией, просто ничтожный урон. Ограниченные потери были и в рядах саксонского корпуса Рейнье и австрийских войск Шварценберга. Наконец, когда в 20-х числах ноября главная часть армии Наполеона (за исключением Гвардии) подходила к Березине в основном в виде деморализованной толпы, корпуса Удино и Виктора, хотя и совершили отступление под сильнейшим нажимом русских войск, шли монолитными рядами, сохраняя готовые к бою организованные батальоны, полки, батареи.
    Итак, главной причиной катастрофы была не русская армия, которая била отступающие толпы полувооруженных людей, не казаки, не партизаны и не мороз. Кстати, выдающийся русский ученый Е. В. Тарле также полагал, что морозы лишь добили Великую Армию, а сражения в ходе отступления наносили удар прежде всего по «некомбатантам»: «Под Красным произошел своего рода отбор: погибли в бою или сдались в плен наименее боеспособные люди...»
    

    А.Адам. В Москве 20 сентября 1812 г.
    
    Главной же причиной развала армии знаменитый академик считал голод, который преследовал французов с самого выступления из Москвы: «Нам важно зафиксировать факт страшного голода именно в этот период, когда морозов еще не было, а стояла прекрасная солнечная осень. Именно голод, а не мороз быстро разрушил наполеоновскую армию в этот период отступления».
    Нет сомнения, что данный фактор сыграл огромную роль в процессе разложения главных сил Великой Армии... Однако и это объяснение покажется явно неудовлетворительным, если внимательно вчитаться в дневники современников, мемуары и доку­менты, относящиеся к началу отступления, и сопоставить их со временем и километражем пройденного пути.
    Дело в том, что от Малоярославца до Смоленска, где симптомы тотального разложения были уже налицо, армия шла всего лишь две недели. Солдаты вынесли из Москвы немалые запасы продовольствия, кроме того, в дороге ежедневно падало огромное количество лошадей, которых тотчас же забивали на мясо, были даже кое-какие раздачи провианта. Конечно, жаренная на костре конина - это не бифштекс в парижском ресторане, конечно, не хватало хлеба, водки и т. д., но все же это очень далеко от смертельного голода, который мог бы разложить полные стойкости и выдержки войска. Напомним, что отступавшие на флангах корпуса, хотя и в меньшей степени, также страдали от голода, но не потеряли внутренней спайки и организованности. Солдатам наполеоновской армии приходилось выносить подобные лишения в холоде и голоде Польской кампании 1807 г. Или во время отступления из Мадрида через Ла Манчу в том же 1812 г., где при­ходилось идти по безводной равнине в дикую жару, без глотка воды. Но только в русском походе произошли деморализация и развал, превосходящие все вообразимое. Как же это объяснить?
    Причина, на наш взгляд, кроется именно в этом неуловимом, но всесильном моральном факторе, которому посвящена данная глава. Действительно, чтобы понять, почему катастрофа обрушилась на главные силы, надо сравнить те факторы, которые воздействовали на фланговые корпуса и на основную группировку. Холод, голод, наскоки казаков и натиск регулярных сил русской армии воздействовали на все соединения Великой Армии. Конечно, в разной степени, но все же различия были не столь велики, как результат.
    
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика артиллерии
Подобно пехоте и кавалерии, артиллерия не получила каких-либо принципиально новых уставов в эпоху Революции и Империи. Более того, этот род войск вообще не имел никакого тактического устава в современном...
читать главу

Кавалерия
В эпоху Революционных войн кавалерия переживала если не упадок, то, по крайней мере, явно играла в армии второстепенную роль. В отличие от пехоты, ряды которой пополнялись за счет создания волонтерских батальонов, а позже вследствие принудительных наборов,. ...
читать главу
Битва при Каннах: позор римлян
Ганнибал с его непримиримой ненавистью к римлянам был постоянным раздражителем и угрозой для Римской Республики. Именно поэтому в 216 г. до н. э. на битву с ним отправились оба новых консула (Теренций Варрон и Эмилий Павел). Силы римлян превосходили Карфаген: по сведениям историков, в римской армии было около 80000 пехотинцев и 7000 конников, в то время как у Ганнибала – 40000 пехоты и 10000 кавалерии.
Сражение должно было состояться вблизи городка Канны, где римляне оборудовали большое хранилище провианта. Предусмотрительный Ганнибал, умело используя данные разведчиков, сумел захватить всю провизию, оставив римлян на голодном пайке.
читать статью

Конец 2-й Пунической войны: Карфаген должен быть разрушен!
На первый взгляд, Ганнибалу только и оставалось, что триумфально войти в Рим. Но он не спешил. Уставшие и поредевшие после 3-летней войны войска, тщетные ожидания восстания итальянских народов против Рима, борьба за власть в самом Карфагене… Все эти факторы усугубило сражение при Ноле, состоявшееся в 215 г. до н. э., где римские войска впервые оттеснили карфагенян. Это не самое яркое с точки зрения военного искусства сражение подняло боевой дух римлян, заставив поверить их в то, что они могут противостоять Ганнибалу, «великому и ужасному».
читать статью