Назад | Оглавление | Вперёд

Летом 1940 г. после успешного завершения кампании в Западной Европе вооруженные силы фашистской Германии по своей численности, технической оснащенности, боевому опыту, проверенным практикой стратегическим и оперативным принципам, агрессивному фанатизму личного состава превосходили любую из армий капиталистических стран. В сухопутных войсках вермахта к тому времени насчитывалось 156 дивизий, из них 10 танковых и 6 моторизованных. 120 дивизий находились в Западной Европе, 15 — в Польше, у западных границ Советского Союза. Остальные располагались в Германии и Чехословакии (13 дивизий), несли оккупационную службу в Норвегии (7 дивизий) и Дании (1 дивизия). Без учета трофейного оружия вермахт имел свыше 3 тыс. танков и штурмовых орудий и около 33 тыс. орудий и минометов (без зенитной артиллерии). Военно-воздушные силы насчитывали свыше 4 тыс. боевых самолетов.

Однако фашистская верхушка считала, что для агрессии против Советского Союза необходимо осуществить новые крупные мероприятия по мобилизационному развертыванию вермахта, прежде всего сухопутных войск, которые были призваны решать главные задачи. В составе сухопутных войск были сформированы 4 новых управления полевых армий, 4 управления танковых групп, 16 корпусных управлений, 58 дивизий, в том числе 11 танковых и 8 моторизованных. Костяком для вновь сформированных пехотных соединений служили части кадровых дивизий действующей армии. Новые танковые дивизии создавались на базе моторизованных и пехотных дивизий, а моторизованные соединения — на базе пехотных. Увеличивалось количество частей усиления и обеспечения: самоходно-артиллерийских, артиллерийских, зенитно-артиллерийских, инженерных, связи и др. Например, было дополнительно сформировано 11 отдельных Дивизионов и 2 батареи самоходно-артиллерийских установок, 14 моторизованных истребительно-противотанковых дивизионов резерва ОКХ1.

Гитлеровское руководство придавало особое значение технической оснащенности сухопутных войск, в первую очередь танковых. Начиная вторую мировую войну, фашистские стратеги надеялись выиграть все кампании с помощью быстроходных легких танков T-I и Т-П. Но боевые дей-твия в Польше и особенно во Франции вскрыли их уязвимость. Они имели гонкую броню, слабое вооружение, и поэтому танковые части несли большие потери.

1 Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933 — 1945 гг., т. II, стр. 171—172, 216.

Скоростные качества легких машин не компенсировали этих недостатков. Готовясь к нападению на СССР, германское руководств решило значительно увеличить количество средних танков Т-III и Т-IV быстроходность которых сочеталась с большей мощностью брони и вооружения (таблица 18). К 21 июня 1941 г. численность средних танков вер махта по сравнению с маем 1940 г. возросла более чем в 3 раза, в то время как количество легких танков T-I и Т-П сократилось.

Таблица 18. Тактико-технические данные основных немецких танков (к середине 1941 г.)1
Типы танков и год выпуска
Вес,т
Экипаж, человек
Вооружение
Толщина брони, мм
Мощность двигателя, л.с.
Макс. скорость, км/час
запас хода по шоссе, км
кол-во, шт.
калибр, мм
корпус
башня
лоб
борт
лоб
борт
Легкие танки
T-II Ф, 1940
9,5
3
1
1
20,0
7,92
30
14,5
-
-
140
40
150
T-38 (чешский)
10,5
4
1
2
37,0
7,92
25
17,5
-
-
125
42
240
Средние танки
T-III E. 1939
19,5
5
1
2
37,0
7,92
30
30
30
30
265-300
40
160
T-III Ф, 1940
20,3
5
1
2
50,0
7,92
30
30
30
30
265-300
40
160
T-IV Ф1, 1940
22,3
5
1
2
75,0
7,92
50
50
50
30
265-300
40
200

Подверглась перестройке организационно-штатная структура танковых дивизий. Чтобы придать им большую маневренность и самостоятельность в действиях, было изменено соотношение между танковыми и моторизованными частями: сократился удельный вес танковых и увеличился удельный вес моторизованных частей. Из 19 танковых дивизий, предназначенных для действий на востоке, 11 стали иметь по одному танковому полку двухбатальонного состава и по два моторизованных полка, 8 дивизий — по одному танковому полку трехбатальонного состава и по два моторизованных полка2. Танковая дивизия насчитывала около 16 тыс. человек личного состава, 147—209 танков, 27 бронемашин и 192 орудия и миномета. Маневренные возможности танковых дивизий возросли. Чтобы увеличить запас хода танков, им придавались прицепы с горючим, а для преодоления труднопроходимых участков местности танки снабжались фашинами. Но по ударной силе танковые дивизии новой организации несколько уступали прежним3.

Штатную реорганизацию претерпела и моторизованная дивизия. Она теперь имела два мотопехотных полка трехбатальонного состава и артполк — всего 14 029 человек, 37 бронемашин, 237 орудий и минометов. В новой дивизии значительно увеличилось количество автоматического оружия.

1 W. Oswald. Kraftfahrzeuge und Panzer der Reichswehr, Wehrmacht una Bundeswehr. Stuttgart, 1971, S. 205, 211, 217, 227.

2 Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933— 1945 гг., т. II, стр. 145—146, 248—252.

3 Г. Г у д е р и а н. Танки — вперед! Перевод с немецкого. М., 1957, стр. 28.

Например, число пистолетов-пулеметов возросло с 31 до 762 единиц1.

Повысились боевые возможности пехотных дивизий. Они получили на вооружение больше автоматического стрелкового оружия, минометов (50-мм и 81-мм), полевой (105-мм и 150-мм) и противотанковой артиллерии (37-мм и 50-мм), а также модернизированных противотанковых ружей2. По штатам 1941 г. немецкая пехотная дивизия насчитывала 16 859 человек, 299 орудий и минометов и состояла из трех пехотных и одного артиллерийского полков (три дивизиона 105-мм и один—150-мм гаубиц), подразделений обеспечения и обслуживания3.

Горнострелковая и легкопехотная дивизии, предназначенные для действий в горной и лесистой местности, имели в своем составе по два горнострелковых или легкопехотных полка и одному артиллерийскому полку, на вооружении которого находились 75-мм горные пушки, 105-мм и 150-мм гаубицы. По штату в горнострелковой дивизии насчитывалось около 14 тыс., а в легкопехотной — до 11 тыс. человек.

Модернизировалось артиллерийско-стрелковое оружие. Легкие противотанковые ружья калибром 7,9 мм и пробиваемостью брони 20 мм заменялись тяжелыми — калибром 28 мм, весом 229 кг и пробиваемостью брони до 40 мм. Был налажен массовый выпуск 50-мм противотанковых и 128-мм зенитных пушек (таблица 19). Стрелковое вооружение немецко-фашистской армии в основном отвечало требованиям боя. Однако винтовки и карабины (маузеры) были несколько тяжелы и имели сравнительно небольшую скорострельность — 10—12 выстрелов в минуту. Пистолеты-пулеметы (МР-28, МР-40) обладали ограниченной прицельной дальностью стрельбы (200 м). До начала второй мировой войны был принят на вооружение так называемый единый пулемет (ручной, станковый, зенитный), имевший высокий темп стрельбы (700—800 выстрелов в минуту) и прицельную дальность до 2000 м. Но сложность производства ограничивала выпуск этого оружия.

Военно-воздушные силы перед нападением на Советский Союз не претерпели существенных организационно-штатных изменений, но их боеспособность повысилась. .Это было достигнуто за счет модификации и, главное, увеличения выпуска самолетов, хорошо зарекомендовавших себя в кампании в Западной Европе, а также широкого обобщения боевого опыта и внедрения его в практику обучения летного состава. Ко времени нападения Германии на СССР было налажено серийное производство самолетов новых модификаций. Немецкие самолеты имели вполне современную конструкцию, но были плохо приспособлены к боевым действиям с грунтовых аэродромов. Это являлось существенным недостатком германских ВВС (тактико-технические данные немецких самолетов приводятся в таблице 20).

К весне 1941 г. была закончена реорганизация управления вооруженными силами фашистской Германии с учетом почти двухлетнего опыта войны. Все рычаги политического и военного руководства сосредоточивались в руках диктатора — Гитлера, который имел официальный титул «фюрер и верховный главнокомандующий вермахтом». Командование вооруженных сил Германии подразделялось на верховное главнокомандование вооруженных сил (ОКБ), главные командования сухопутных войск (ОКХ), военно-воздушных сил (ОКЛ) и военно-морских сил (ОКМ), во главе которых стояли верные прислужники германского империализма.

1 Боевые действия Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. Краткий военно-исторический очерк. Т. 1. М., 1958, стр. 362; W. Кеilig. Das deutsche Heer 1939 — 1945. Bd. II. Bad Nauheim, 1956, Dok. 102, S. 3.

2 Боевые действия Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг., т. 1, стр. 358—359.

3 Там же.

Таблица 19. Тактико-технические данные основных образцов артиллерийского вооружения немецкой армии (к середине 1941 г.)1
Таблица 19. Тактико-технические данные основных образцов артиллерийского вооружения немецкой армии (к середине 1941 г.)1

* Числитель — бронебойный снаряд, знаменатель — осколочный.
** В знаменателе показана дальность стрельбы по вертикали.

Штаб верховного главнокомандования возглавлял генерал-фельдмаршал В. Кейтель, получивший это звание после разгрома Франции. В составе этого органа управления имелся штаб оперативного руководства, начальником которого с августа 1940 г. стал генерал-полковник А. Иодль. I получил право лично докладывать Гитлеру текущие вопросы оперативного руководства военными действиями и практически находился в равном положении с Кейтелем.

Главнокомандующим сухопутными войсками являлся генерал-фельд маршал В. Браухич, начальником генерального штаба— генерал-полков Ник Ф. Гальдер.

1 Н. Hohn. Feuerkraft der Aggressoren. Zur Entwicklung der Artillerie in den Landstreitkraften des deutschen Militarismus von 1935 bis 1960 (далее—Feuerkra der Aggressoren). Berlin, 1961, S. 107—110; F. Senger undEtterlin. Die deu tschen Geschiitze 1939 — 1945. Munchen, 1960, S. 23 — 213.

Таблица 20. Тактико-технические данные немецких самолетов (к середине 1941 г.)1.
Таблица 20. Тактико-технические данные немецких самолетов (к середине 1941 г.)1.

Руководство боевыми действиями на советско-германском Фронте (под контролем Гитлера) возлагалось на ОКХ, а ОКВ отвечало за организацию операций на других театрах и за координацию действий видов вооруженных сил. Особое положение ОКХ обусловливалось тем, что в агрессии против СССР сухопутным войскам отводилась решающая Роль и, кроме того, ОКХ несло ответственность за согласование дейст-вии армии, авиации и флота на восточном фронте.

Смысл организационных изменений, проведенных в вермахте перед нападением на Советский Союз, состоял в том, чтобы резко повысить его Ударную силу и маневренность. Этой цели служили изменения в характере боевой подготовки войск и сил флота. В ее основу был положен опыт дей- твий вермахта в Западной Европе. Сухопутные войска, репетируя нанесение внезапного удара, проходили обучение в специально оборудованных лагерях, на полигонах с максимальным приближением условий занятий к боевой обстановке.

1 К. Кеus und Н. Nоwаrra. Die deutschen Flugzeuge 1933—1945. Munchen, lbbl, S. 512, 519, 524, 527, 528, 532.

Таблица 21. Тактико-технические данные основных боевых кораблей германского флота.
Таблица 21. Тактико-технические данные основных боевых кораблей германского флота.

Пехота обучалась прорывать оборону с ходу, во взаимодействии с танковыми войсками и военно-воздушными силами. Танковые дивизии тренировались в стремительном продвижении вперед под прикрытием люфтваффе.

Гитлеровское командование уделяло особое внимание управлению войсками в ходе осуществления плана «Барбаросса». Штабы оперативного звена на играх и полевых занятиях учились осуществлять непрерывное руководство быстро наступающими соединениями и организовывать взаимодействие родов войск.

Сухопутные войска Германии подразделялись на действующую армию и армию резерва. Основным стратегическим объединением действующей армии на театре или стратегическом направлении была группа армий. В ее состав в зависимости от предстоящих задач включались две-три полевые армии и одна-две танковые группы. Армия объединяла три — пять армейских корпусов, танковая группа — два-три танковых, а иногда еще и один-два армейских корпуса. Корпус состоял из двух — пяти дивизий.

Армия резерва была создана с началом войны и к лету 1941 г. получила окончательное организационное оформление. Она готовила кадры для сухопутных войск (в запасных частях, соединениях и учебных заведениях). Кроме того, армия резерва через военные округа проводила мобилизацию и пополняла личным составом все виды вооруженных сил.

На армию резерва возлагалось удовлетворение нужд вермахта в стрелковом оружии, автотранспорте, конском составе, горюче-смазочных материалах, резиновых изделиях, химическом, медицинском и ветеринарном имуществе. Она же занималась финансовым довольствием действующей армии.

В армию резерва помимо запасных частей, соединений и учебных заведений входили охранные части и соединения, территориальные формирования военных округов, военные госпитали, дислоцированные в Германии. В штаты этой армии зачислялся и весь личный состав, находив^ шийся на излечении.

Военно-воздушные силы (главнокомандующий рейхсмаршал Г. Геринг, начальник генерального штаба генерал авиации Г. Ешоннек) состояли из пяти воздушных флотов, войск ПВО страны и воздушно-десантных войск. Воздушный флот имел один-два авиационных корпуса, зенитный корпус и отдельную авиационную эскадру. Авиационный корпус включал обычно две-три эскадры бомбардировщиков, одну-две эскадры истребителей, одну — три разведывательные и одну-две транспортные группы. В состав эскадры входили две-три группы. Авиационная группа насчитывала по штату 39—47 самолетов (вместе с самолетами резервных и штатных подразделений).

Военно-морской флот (главнокомандующий гросс-адмирал Э. Редер, начальник штаба руководства войной на море контр-адмирал К. Фрике) состоял из трех основных объединений надводных кораблей—групп «Запад», «Север» и «Восток» (группы состояли из соединений кораблей) — и подводного флота. Всего во флоте насчитывалось 5 линейных кораблей (в том числе два старых), 8 крейсеров, 43 миноносца и эсминца, 161 подводная лодка. Собственной авиацией флот не располагал. Ему придавались специальные самолеты для ведения разведки и взаимодействия с выполняющими боевые задачи подводными лодками.

Помимо сухопутных войск, ВВС и ВМФ в Германии имелись специальные войска СС, подчиненные главному управлению войск СС. Они формировались из особо преданных фашистскому режиму лиц, лучше обеспечивались и являлись, по существу, фашистской гвардией. Организационно войска СС состояли из отдельных дивизий, бригад, полков, батальонов и рот.

Готовясь к агрессии против СССР, гитлеровское командование уделя ло огромное внимание подготовке театра военных действий. Оборудование исходных районов для наступления осуществлялось на основе Директивы «Строительство на востоке» от 9 августа 1940 г. Фашистское Руководство широко использовало в строительстве рабочую силу из оккупированных Польши и Франции.

Весной 1941 г. были закончены работы по ремонту путей и увеличению пропускной способности станций и разъездов на магистралях: Штеттин Кенигсберг, Берлин — Тильзит, Берлин — Познань — Варшава, Берлин — Лодзь — Варшава — Седлец, Берлин — Бреслау — Катовице __ Брест, Берлин — Краков — Жешув. Общая пропускная способность этих магистралей была доведена до 600 пар поездов в сутки.

Одновременно с расширением и ремонтом магистралей, идущих с запада на восток, были приведены в порядок рокадные железные дороги улучшена и расширена сеть шоссейных дорог. К началу 1941 г. было завершено строительство четырех автострад на территории Германии, а к лету того же года проложены новые автострады, соединившие Центральную Германию с Восточной Пруссией, Польшей и Австрией. С сентября 1940 г. широким фронтом осуществлялись работы по сооружению дорог на территории Румынии.

Модернизированная и заново созданная сеть железных и шоссейных дорог на территории Германии, Польши и Румынии вполне обеспечивала быстрое и скрытное сосредоточение и развертывание немецких вооруженных сил у западных границ Советского Союза и подвоз грузов, необходимых для войск.

Гитлеровское руководство приложило большие усилия к строительству новых и переоборудованию старых аэродромов на театре военных действий. С лета 1940 г. до мая 1941 г. на территории Германии было оборудовано 250 аэродромов и 160 посадочных площадок. За этот же период в Польше было построено и восстановлено 100 аэродромов и 50 посадочных площадок. Заново создавались и усовершенствовались аэродромы в Румынии и Венгрии. Широко развитая аэродромная сеть обеспечивала немецким военно-воздушным силам рассредоточенное базирование и свободу маневра по фронту и в глубину.

Важное значение было придано базированию соединений военно-морского флота, выделенных для боевых действий против Советского Союза. Военно-морские базы Данциг, Гдыня и Мемель, захваченные в 1939 г., а также Пиллау немцы приспособили для стоянки подводных лодок и легких сил флота. Была создана разветвленная система базирования на северном побережье Норвегии. Она включала норвежские порты в незамерзающем Варангер-фиорде (Киркенес, Вардё и Вадсё), порты Хаммерфест, Тромсё и другие базы. На Черном море были переоборудованы румынский порт Констанца и болгарские порты Варна и Бургас.

Немецкие фашисты, готовя вторжение в СССР, провели большие работы по восстановлению и укреплению старых (в Восточной Пруссии; и строительству новых (на территории Польши) исходных районов для наступления.

Восточный театр военных действий был подготовлен немецко-фашист-ским командованием так, чтобы передислоцировать и развернуть войска скрытно, строго в установленные сроки и обеспечить боевые действия крупных войсковых масс, оснащенных огромным количеством боевой техники.

Сопоставление общей численности вооруженных сил фашистской Германии и сил, выделенных для нападения на Советский Союз, показывает , что на восток было брошено 83 процента личного состава сухопутных войск и частей GG, в том числе 86 процентов танковых Дивизий, все моторизованные дивизии и три четверти всей артиллерии, а также более 70 процентов личного состава действующих военно-воздушных сил и около 70 процентов находившихся в боевой готовности самолетов, то были наиболее боеспособные войска.

Таблица 23. Численность и боевой состав вооруженных сил фашистской Германии, предназначенных для агрессии против СССР.

* Кроме того, в сухопутных войсках насчитывалось 900 тыс. вольнонаемного состава (В. Miiller-Hillebrand. Das Heer 1936—1945. Bd. III. Der Zweifron-tenkrieg. Frankfurt a/M., 1969, S. 251) и около 350 тыс. в других видах вермахта.
** Принятые управлением вооружений и переданные в войска. Трофейные танки не учтены (Б. М ю л л е р-Г и л л е б р ан д. Сухопутная армия Германии 1933 — 1945 гг., т. II, стр. 144, 216). На 23 декабря 1940 г. трофейных танков, включая транспортеры для боеприпасов, имелось 4930 шт. (Ф. Га ль дер. Военный дневник, т. 2, стр. 316).
*** Артиллерия и минометы калибром от 75 мм и выше, орудия ПТО 37-мм и 50-мм (Б. М ю л л е р-Г и л л е б р а н д. Сухопутная армия Германии 1933 — 1945 гг., т. И, стр. 125, 147, 216 — 217; G. Forster und andere. Der zweite Weltkrieg. Mi-litiirhistorische Abriss, S. 115); зенитная артиллерия калибром 37 мм и выше (W. В а-umbach. Zu spat? Miinchen, 1949, S. 225). He учтены 50-мм и шестиствольные химические минометы, береговая артиллерия и трофейные орудия.
**** К началу мировой войны ВВС Германии насчитывали 3541 боевой самолет. До 22 июня 1941 г. в вермахт поступило новых и отремонтированных боевых самолетов оолее 13 тыс. Безвозвратные потери за это же время составили около 6 тыс. самоле-TOB^(Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 406, 416 — 417).

Стратегическое развертывание вермахта проводилось скрытно. Гитлеровское руководство располагало широкими возможностями маскировать готовившуюся агрессию, ссылаясь на необходимость ведения боевых действий против Англии, на Балканах и в других районах. Состояние войны «оправдывало» проведение мобилизации, реорганизации, перемещения войск и штабов и другие подготовительные мероприятия для развязывания агрессии.

Таблица 23. Численность и боевой состав вооруженных сил фашистской Германии, предназначенных для агрессии против СССР.
Таблица 23. Численность и боевой состав вооруженных сил фашистской Германии, предназначенных для агрессии против СССР.

* Две бригады приняты за одну дивизию. В общее число включены 24 дивизии резерва ОКХ.
** Учтены полевая артиллерия дивизий и резерва ОКХ, противотанковая и зенитная артиллерия без 20-мм зенитных орудий, трофейных чешских и французских орудий, 50-мм и химических 105-мм минометов (Б. Мюллер - Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг., т. II, стр. 125, 127, 216 — 217, 265—267).
*** Учтены танки 19 танковых дивизий (47 батальонов), 6 батальонов резерва ОКХ и штурмовые орудия (Б. Мюллер - Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933 — 1945 гг., т. II, стр. 146 — 216).
**** На 29 мая 1941 г. в оперативных соединениях ВВС и войсковой авиации, предназначенных для действий против СССР, насчитывалось 306 боевых эскадрилий, в том числе 127 бомбардировочных и 89 истребительных. Центральный резерв люфтваффе состоял из 397 самолетов. Укомплектованность эскадрилий, групп и эскадр была близкой к штатной (Auf antisowjetischem Kriegskurs, S. 419, 424).
***** В том числе миноносцев — 8, подводных лодок — И, различных катеров — 48, минных заградителей — 12 (из них 2 подводных), прерывателей минных заграждений — 3, тральщиков — 110.

Стратегическое сосредоточение и оперативное развертывание вооруженных сил фашистской Германии на востоке началось в июле 1940 г., когда к границам СССР были переброшены штаб 18-й армии и 16 дивизий.

Усиливая армию на востоке, главное командование сухопутных войск на основании указаний ОКВ осуществляло оперативную маскировку. Под видом замены частей оно к 20 сентября перебросило из Франции в Польшу штаб группы армий «Б» и штабы 4-й и 12-й армий, четыре корпусных штаба, одну танковую и девять пехотных дивизий. Из Германии туда же были направлены штаб корпуса, две танковые, одна моторизованная и одна пехотная дивизии. В итоге на востоке в подчинение группы армий «Б» (позднее переименованной в группу армий «Центр») вошли (с севера на юг) 18, 4, 12-я армии1, насчитывавшие до 30 диви-зий (около 500 тыс. человек)2. Прибывшие сюда войска якобы должны были «отразить в районе границы любое наступление противника и тем самым создать предпосылки для наших наступательных действий»3. Эта заносила дезинформационный характер и вместе с тем преследовала цель внушить немецкому солдату мысль об «агрессивности» Советского Государства. фашистская секретная служба в это время распространяла лживую версию о возможном переходе Советской Армии в наступление против Германии. Эта версия была затем превращена фашистской пропа-гандой в миф о превентивном характере нападения Германии на СССР и использована гитлеровцами для оправдания агрессии.

Чтобы обеспечить размещение новых войск, запасные части 1-го корпусного округа (Восточная Пруссия) были передислоцированы в так называемый «протекторат Богемия и Моравия», а части 8-го корпусного округа — из Силезии в Эльзас. Вслед за тем с запада в Германию на переформирование было переброшено девять пехотных дивизий. С 25 октября для войск, находившихся во Франции и в Германии, вводился новый порядок подчинения. Начал функционировать вновь сформированный штаб группы армий «Д». Командующий группой армий «А» одновременно стал и командующим немецкими войсками на западе. Штаб группы армий «Ц» был переведен в Германию4.

30 октября главное командование сухопутных войск передислоцировалось из Фонтенбло в Цоссен (южнее Берлина), где оно и находилось до апреля 1945 г. На территории самой Германии кроме управления армии резерва были сосредоточены штабы 2-й армии, прибывшей с запада, и вновь сформированной 11-й армии. Эти штабы и новые соединения, входившие в армию резерва, перешли в подчинение штаба группы армий «Ц», позднее переименованного в штаб группы армий «Юг». Проведенные летом и осенью 1940 г. мероприятия по передислокации войск и штабов составляли только начальный этап стратегического развертывания вермахта. Гитлеровское командование не собиралось преждевременно раскрывать свои карты и слишком рано сосредоточивать крупные массы войск в восточных районах. Переброска основных сил из Германии и оккупированных стран к советской границе в соответствии с приложением № 2 к директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск (план «Барбаросса») осуществлялась с февраля по июнь 1941 г. последовательно пятью эшелонами.

В первых четырех эшелонах переправлялись войска, предназначенные для участия в наступлении с первого дня войны. Пятым эшелоном выдвигался резерв главного командования сухопутных сил.

Первый оперативный эшелон (7 пехотных и 1 моторизованная дивизии) с 4 февраля по 12 марта был сосредоточен на линии Данциг, Катовице, торой эшелон (18 пехотных дивизий) выдвинулся с 16 марта по 8 апреля на линию Кенигсберг, Варшава, Тарнув. Третий (16 дивизий) — перебрасывался с 10 апреля по 10 мая на линию Аленштайн, Радом. Сосредото-ение четвертого эшелона (47 соединений, в том числе 28 танковых и мото-V зеванных дивизий) началось 25 мая и завершилось к середине июня.

1 Штаб 12-й армии в феврале 1941 г. был переброшен в Румынию для подготовки отправки в Югославию и Грецию.

2 Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933г. СТР-104, 206.

3 Fall Barbarossa, S. 231. S.

4 Greiner. Die Oberste Wehrmachtsfuhrung 1939—1943. Wiesbaden, 1951.

С 10 июня предназначенные для прорыва войска выводились в исход ные районы, расположенные в 7—30 км от границы. Переброска их про ходила по ночам с соблюдением строжайших мер маскировки. К исходу 21 июня развертывание сухопутных войск, авиации и военно-морского флота, выделенных для нанесения первых ударов, было завершено Немецко-фашистские вооруженные силы заняли исходное положение, как это было предусмотрено планом «Барбаросса».

На крайнем севере для наступления на мурманском и Кандалакшском направлениях развернулась армия «Норвегия», имевшая в своем составе четыре немецкие и две финские пехотные дивизии. На ухтинском направлении и в Юго-Восточной Финляндии сосредоточивались одна немецкая дивизия и финские войска. Действия немецких и финских войск с воздуха обеспечивали части 5-го воздушного флота и финская авиация.

На участке фронта от Клайпеды до Голдапа (230 км) для наступления на ленинградском направлении заняла исходное положение группа армий «Север» (командующий генерал-фельдмаршал Лееб) в составе 16-й и 18-й полевых армий и 4-й танковой группы (20 пехотных, 3 танковые, 3 моторизованные и 3 охранные дивизии). На подготовленных заранее аэродромах в тыловом районе группы армий «Север» была развернута авиация 1-го воздушного флота, обеспечивавшего наступление войск этой группы.

Наиболее сильная группировка немецко-фашистских войск — группа армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Бок) была сосредоточена на фронте от Голдапа до Влодавы (500 км). В ее состав входили две полевые армии (4-я и 9-я) и две танковые группы (2-я и 3-я). Всего в группе армий имелось: 31 пехотная, 9 танковых, 6 моторизованных, 1 кавалерийская, 3 охранные дивизии и 2 моторизованные бригады. Соединения и части 2-го воздушного флота, обеспечивавшие с воздуха наступление группы армий «Центр», были дислоцированы на заранее подготовленных аэродромах в тыловом районе этой группы армий.

На фронте от Влодавы до устья реки Дунай (1250 км) была развернута группа армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Рундштедт) в составе 6, 17 и 11-й полевых армий и 1-й танковой группы, венгерских и румынских войск. Всего в группе армий (без учета венгерских и румынских войск) насчитывалось 32 пехотные, 5 танковых, 4 моторизованные и 3 охранные дивизии. В тыловом районе группы армий «Юг» на заранее оборудованных аэродромах была сосредоточена авиация 4-го воздушного флота, обеспечивавшего с воздуха наступление этой группы.

Для наращивания ударов групп армий в ходе наступления создавался резерв главного командования сухопутных войск в составе 21 пехотной, 2 танковых и 1 моторизованной дивизий. Из них 12 пехотных соединений должны были прибыть в состав групп армий до 4 июля 1941 г. (две -в «Север», шесть — в «Центр» и четыре — в «Юг»). Остальные дивизии резерва прибывали позднее1.

К боевым действиям против СССР немецко-фашистское командование привлекло военно-морской флот.
На Баренцевом море силы флота состояли из части кораблей группы «Север»: 6-й флотилии эскадренных миноносцев (5 единиц), 6 подводных лодок, 10 сторожевых катеров, флотилии тральщиков специального назначения (10 кораблей). Кроме того, гитлеровцы подготовили к использованию захваченные норвежские корабли: 3 миноносца, 2 подводных минных заградителя и 10 сторожевых кораблей.

Для действий на Балтийском море выделялись 5 подводных лодок, 10 надводных минных заградителей, 28 торпедных катеров, 3 прорывателЯ магнитных минных заграждений и 10 флотилий тральщиков разных типов,

1 W. Кеilig. Das deutsche Heer 1939—1945. Bd. I, Dole. 191, S. 1.

в том числе переоборудованные из рыболовных траулеров1 (всего около -100 единиц). В ночь на 22 июня немцы поставили минные заграждения V входа в Финский залив в районе Моонзундского архипелага, в Ирбенском проливе и перед портами Либава и Виндава. Мины были поставлены и на Черном море — у Севастополя. В соответствии с идеей нанесения главного удара на минско-москов-ском направлении немецко-фашистское командование включило в группу армий «Центр» больше танковых дивизий, чем в остальные группы, вместе взятые, почти столько же моторизованных дивизий, наибольшее количество пехотных соединений. Сюда же направлялась половина всех резервов намеченных к вводу в действие в первую очередь.

К началу агрессии против СССР в сухопутных войсках группы армий «Центр» насчитывалось более 1 млн. солдат и офицеров, около 2 тыс. танков и штурмовых орудий. В авиационных частях 2-го воздушного флота имелось свыше 1,6 тыс. боевых самолетов.

Несколько меньшие, но довольно мощные силы имела группа армий «Юг». Характерной чертой развертывания этой группы было то, что на фронте от Влодавы до предгорий Карпат создавалась наиболее плотная группировка войск.

Войска союзников фашистской Германии были сосредоточены на флангах огромного восточного фронта, однако здесь основные операционные направления занимали немецко-фашистские соединения.

Распределение сил и средств вермахта у границ СССР отражало главную ставку немецко-фашистского командования на ведение «молниеносной войны» с широким применением подвижных сил в первом стратегическом ударе.

Перед нападением на СССР немецко-фашистское руководство активизировало деятельность разведки. С октября 1939 г. разведывательные органы Германии развернули сеть специальных подразделений для засылки своей агентуры в СССР. Военной разведке были поставлены задачи: собрать максимум данных о Советской Армии, ее личном составе, вооружении, оснащении; определить военно-экономический потенциал СССР; изучать морально-политическое состояние советского общества с целью выявления оппозиционных и враждебных социализму элементов, добиться создания в СССР «пятой колонны»; получить подробные данные о театре военных действии; обеспечить условия для скрытной подготовки вторжения и успеха первых операций.

Центральным органом, организующим военную разведку, являлось управление разведки и контрразведки (абвер) верховного главнокомандования вооруженных сил (начальник контр-адмирал В. Канарис). Сюда поступали сведения из главного управления имперской безопасности СС, министерства иностранных дел, аппарата фашистской партии, от войсковой разведки, разведки ВВС, ВМФ и др. Обработкой разведданных занимался 1-й (информационный) отдел абвера, который представлял все сведения военно-оперативного характера в штабы видов вооруженных сил, в том числе в отдел по изучению армий Востока генерального штаба сухопутных войск. 2-й отдел организовывал диверсии, 3-й — ведал контрразведкой в вермахте и военной промышленности Германии.

Для координации деятельности различных ведомств по экономической разведке использовался штаб специального назначения «Россия». Добываемая экономическая информация в конечном счете сосредоточивалась в так называемом «институте геополитики», где насчитывалось более тысячи сотрудников.

1 Ф. Руге. Война на море 1939—1945, стр. 209.

Наряду с разведывательными органами шпионажем на территории СССР занималось министерство иностранных дел. Немецкие дипломаты в Москве стремились проводить сбор сведений разведывательного харак тера, устанавливать неофициальные контакты с советскими людьми. Наибольшую активность проявлял аппарат военных атташе. На одном Иа оперативных совещаний, состоявшемся в мае 1941 г., военный атташе Геп-мании в СССР генерал Кестринг изложил план использования Диплома. тических курьеров для получения сведений о передвижении эшелонов частями Советской Армии на южном, западном и северном направлениях Военно-воздушный атташе Германии полковник Ашенбреннер вместе со своим помощником готовил данные для налетов на Москву и другие города. Они нанесли на план столицы объекты, намеченные к разрушению с воздуха: электростанции, заводы «Шарикоподшипник», ЗИС, «Фрезер» «Динамо», здания ЦК ВКП(б), СНК СССР, Верховного Совета, НКГБ и НКВД, НКО, железнодорожные станции, мосты и т. д. Были составлены эскизы каждого объекта с описанием заметных с воздуха ориентиров. Карта и материалы к ней перед войной были отосланы в Германию.

Для шпионажа против СССР привлекались отщепенцы — белоэмигранты, националисты и другие враги Советского Союза, проживавшие в Германии, в союзных и завоеванных ею странах. Но получаемые от них данные, по заключению бывшего фашистского разведчика П. Леверкюна, обычно были поверхностными, а порой представляли «дезинформирующий материал, фальшивые сведения, что способствовало только внесению путаницы»1.

Фашистское командование, не очень полагаясь на агентуру такого сорта, засылало на территорию Советского Союза профессиональных разведчиков. Перед войной активно использовались, например, группы из состава специального диверсионного разведывательного полка «Бранден-бург 800» (в его первом батальоне служили преимущественно немцы, говорящие по-русски). С 15 июня 1941 г. немецкое командование приступило к переброске на территорию СССР диверсионно-разведывательных групп и отдельных диверсантов, имевших задание с началом военных действий разрушать линии связи, взрывать мосты, железные дороги на основных коммуникациях советских войск, захватывать мосты и удерживать их до подхода передовых частей, уничтожать важные военные и промышленные объекты.

Для сбора сведений об СССР велась воздушная разведка. С октября 1939 г. до 22 июня 1941 г. немецкие самолеты более 500 раз вторгались в советское воздушное пространство. Самолеты немецкой гражданской авиации, летавшие по трассе Берлин — Москва — Берлин, часто «сбивались» с курса и оказывались над районами Советского Союза, удаленными от этой трассы.

15 апреля 1941 г. в Ровно был посажен германский самолет, нарушивший воздушную границу СССР. В самолете нашли топографическую карту пограничных районов Советского Союза, фотоаппаратуру, засвеченную фотопленку. Эти предметы неопровержимо свидетельствовали о том, что самолет проник в воздушное пространство СССР с разведывательными целями. Народный комиссариат иностранных дел в своей ноте правительству Германии указал на недопустимость подобного рода фактов в отношениях между соседними государствами.

Германская разведка проявляла повышенный интерес к советским укреплениям в приграничной полосе. Немецко-фашистские власти настойчиво добивались осмотра крепости Брест якобы для того, чтобы

1 P. Leverkuehn. Der geheime Nachrichtendienst der deutschen We№ macht im Krieg. Frankfurt a/M., 1957, S. 128.

найти останки немецких солдат, погибших близ нее в сентябре 1939 г. разведгруппы немецкой армии проникали в советскую приграничную зону.

Гитлеровское командование широко использовало радиоразведку, в исходных районах для наступления были развернуты пеленгаторные базы. Сбором разведданных занимались специальные роты подслушивания групп армий и разведвзводы связи дивизий. Радиоразведка помогла немецкому командованию получить данные о положении некоторых штабов советских войск, сосредоточенных у западных границ.

Однако общие итоги разведывательной деятельности шпионских организаций фашистской Германии, направленной против СССР, не были столь удовлетворительными, как при подготовке нападения на другие страны.

Монолитное морально-политическое единство советского народа, его высокая бдительность, патриотизм, преданность делу Коммунистической партии свели до минимума результаты нацистской разведки в СССР. Органы советской контрразведки нанесли по ней сильнейшие удары. Гитлеровцы не смогли создать обширную разведывательную сеть в СССР, в частности в его глубоком тылу. По заключению западногерманского исследователя разведки О. Рейле, фашистская разведка перед второй мировой войной «оказалась не в состоянии покрыть Советский Союз хорошо действующей разведывательной сетью из удачно расположенных секретных опорных пунктов в других странах — в Турции, Афганистане, Японии или Финляндии»1. Гитлеровская разведка не нашла социальной базы для своей деятельности в СССР. Ее методы действии, обычно приносившие успех, когда она работала в капиталистических странах, на территории СССР оказались малоэффективными.

Общие сведения гитлеровской разведки о советском военном потенциале оставались весьма скудными, а данные о мощи Вооруженных Сил были противоречивы. Фашистская разведка не смогла правильно оценить способность социалистического государства быстро перестроить экономику на военный лад и организовать решительный отпор агрессору. Западногерманский историк П. Карелл сетует по этому поводу: «Как обстояло с немецким шпионажем против России? Что знало немецкое руководство от секретной службы? Ответ — в двух словах: очень мало!.. Оно ничего не знало о военных тайнах русских... Мы насчитывали перед началом войны в Красной Армии 200 дивизий. Через 6 недель после начала войны мы вынуждены были установить, что их было 360»2.

Хотя немецко-фашистская разведка к лету 1941 г. примерно установила боевой состав и численность советских войск в западных приграничных округах, она имела смутное представление о Вооруженных Силах СССР в целом, явно недооценила мобилизационные возможности Советского Союза, просчиталась в темпах мобилизации Советских Вооруженных Сил, не сумела определить размеры стратегических резервов и сроки их развертывания.

1 О. Reile. Geheime Ostfront. Miinchen, 1963, S. 295. 2 P. Саreli. Unternehmen «Barbarossa». Frankfurt a/M., 1963, S. 52.

Назад | Оглавление | Вперёд